Форум » » «Гарри Поттер и Трудная Ноша». Гарри/Седрик, R, стеб » Ответить

«Гарри Поттер и Трудная Ноша». Гарри/Седрик, R, стеб

keats: Название: Гарри Поттер и Трудная Ноша Автор: keats Pairing: Гарри/Седрик Рейтинг: R Жанр: стеб Права: Д. Роулинг Summary: Стеб по «Огненной Чаше»

Ответов - 6

Сон: keats С помощью кнопки *Правка* оформите, пожалуйста, правильно тему. Шапка фика - в первом посте - отдельно. Текст - следующими постами.

keats: Гарри Поттер проснулся посреди ночи. У него болел шрам. И не даром: во сне его ласкал некто в квиддичной форме. «Но ведь Вуд уже закончил школу, - смятенно подумал Гарри. – Кто же будет на этот раз?..» Прижимая к лицу ладони, он с ужасом вспоминал ежедневные домогательства и приставания в душе, которые Оливер Вуд, капитан гриффиндорской команды, нагло именовал «тренировками». Разумеется, в нетрадиционном сексе Гарри беспокоила вовсе не боль: он привык и к боли, и к разнообразным травмам. Например, в прошлом году Гарри как-то упал с метлы и сломал позвоночник, правую руку, левую ногу, шею и четыре ребра. Но для него уже давно не было ничего необычного в самых странных несчастных случаях и повреждениях; в сущности, они неизбежны, если ты учишься в единственной в Англии Школе чародейства и волшебства. Беспокоило его другое: неужели Вуд вновь на свободе и приставания продолжатся? Но, с другой стороны, это же только сон... невозможно себе и представить, чтобы Оливер рыскал ночью по Бирючиной аллее... И тут Гарри понял, что делать: надо написать крупнейшему специалисту в области психоанализа, профессору медицины А.П.В.Б. Дамблдору. Гарри решительно подошел к стоящей на столе клетке, резким жестом вырвал из хвоста своей совы Букли перо подлиннее, обмокнул его в молоко (чтобы не прочитали враги) и написал: «Уважаемый профессор Дамблдор! Извините, что беспокою Вас, но сегодня меня кто-то домогался во сне. Искренне Ваш, Гарри Поттер.» Щелкнув сову по носу и получив от нее в ответ дружеский удар клювом в висок, Гарри привязал к лапке птицы это послание, обернутое вокруг килограммовой гири (чтоб не потеряла) и с криком: «Пошла, залетная!» огрел Буклю веником по спине. Кренясь и нецензурно выражаясь по матери, сова вылетела курсом норд-норд-ост со скоростью около тридцати узлов в час... - АААААААААА!!… Из гостиной Дурслей неслись крики, выстрелы, звон посуды и пронзительный вой. - В чём дело? – сварливо осведомился Гарри, спускаясь вниз из своей комнаты и нанося дяде Вернону удар кулаком между глаз. – Что случилось?.. Из-за заложенного кирпичами камина раздавались громкие стуки и страстные вздохи. – Оооо! Фред, ближе... глубже!.. Сильнее!!! – Что это? – в ужасе мычал дядя Вернон. – Что там происходит?.. – Фред и Джордж, - хладнокровно пояснил Гарри, хватая дядю за хвост и куная его головой в бочку со сгущенкой. – Хотели проникнуть сюда с помощью порошка... С криком: «Наркодилеры!!» тетя Петуния рухнула в обморок. - Камин заложен! - закричал Гарри в стену. - Вы не сможете сюда попасть. – Ничего страшного! – проревел из-за стены голос мистера Уизли. – У меня динамит! Раздался страшный грохот и стена взорвалась. Из дыры вылез завернутый в белый халат Артур Уизли – доктор-садист, заочно осужденный на Азкабан за нанесение тяжких телесных повреждений пятидесяти восьми пациентам. Он выстрелил с бедра, и тётя Петунья, завизжав, стала валиться навзничь. – Я моментально её вылечу, - бормотал мистер Уизли, плотоядно облизываясь и доставая из-за пояса мясницкий нож. – Сейчас я пущу этой цыпе кровь!.. С ревом раненного гиппопотама дядя Вернон схватил с буфета арбуз и обрушил его маньяку на голову. - Гарри, уходи! – прокричал мистер Уизли, выхватывая топор. – Я сам завалю этого носорога!… Мистер Уизли достал из кармана щепотку белого порошка, жадно втянул его ноздрями и бросил остаток в огонь. Мир перед Гарри начал со страшной скоростью вращаться, и он впечатался носом в пол на кухне в доме Уизли. Через минуту появился и мистер Уизли – забрызганный кровью, но довольный. * ** Направляясь с Уизли к месту проведения Чемпионата по квиддичу, Гарри размышлял, рискнет ли Оливер домогаться его в присутствии тысяч колдунов, прибывших в Англию со всех концов света... Но вдруг его размышления были прерваны самым неделикатным образом: из зарослей кустарника на него бросился поросший бородой человек с красным носом закоренелого алкоголика, и повалил его наземь. - Сюда, Сед! Я нашел его! – кричал бандит, дико вращая глазами. - Амос! – в ужасе воскликнул мистер Уизли. – Это наш участковый, - пояснил он остолбенелому Гарри. - Работает в Отделе по надзору за несовершеннолетними. А с его сыном Седриком вы, я полагаю, знакомы? – Сед о тебе много рассказывал, - по-прежнему вращая глазами, сообщил Амос. – Про вашу «игру» в прошлом году… Ну, как он тебя в кустах завалил… Седрик, очень красивый юноша, принципиально не носящий нижнего белья, смутился. – Гарри тогда упал с метлы, - пробормотал он, краснея. – Я же говорил тебе… с моей стороны это была ошибка… не сдержался... – Наоборот, ты не растерялся! – добродушно пророкотал Амос, хлопнув сына пониже спины. – Молодец, Сед, моя школа! Да и Гарри на самом деле понравилось, да, Гарри? Он небось для этого и упал… - Так, нам пора, - быстро произнес мистер Уизли. – Рон и Гарри, вы можете погулять, а ты, Гермиона, натаскай воды, поставь палатку и разведи костер... Отовсюду в лагере возникали знакомые лица учеников Хогвартса. Оливер Вуд, завидев Гарри, со стоном животной страсти затащил его к себе в палатку и выпустил лишь через пол-часа – помятого, но довольного. - Вас только за смертью посылать, - пробормотала Гермиона, когда ребята наконец вернулись к палаткам Уизли. – Гарри встретил Вуда, - подмигнул ей Рон. – А ты ещё даже костёр не развела? – Ваш папа играет со спичками, - прохрипела покрытая ссадинами Гермиона. Действительно, земля вокруг мистера Уизли выгорела в диаметре сотни метров; она была усеяна частями стоявших по соседству палаток и обгорелыми телами их прежних обитателей. Держа в руках огромную канистру с бензином, мистер Уизли имел такой вид, словно к нему наконец-то пришло настоящее счастье. – Дайте это мне, мистер Уизли, - ласково сказала Гермиона, забирая у него канистру и делая побитому молью маглофилу укол успокаивающего. – Нам пора на стадион... - Лучшие места! - воскликнула билетёрша, в ужасе отшатнувшись от покрытого сажей мужчины безумного вида. – Идите к министру, Артур! Внезапно Гарри увидел, как позади мистера Уизли к Фаджу пробирается Люциус Малфой. - Фадж, цыпа, - Люциус игриво ущипнул министра за задницу. – Как поживаете? - Очень приятно, - отшатываясь от хулигана, в ужасе бормотал Фадж. – Поздоровайтесь лучше с Артуром Уизли... * ** Гарри лежал в одной палатке с Роном и мужественно терпел его неумелые приставания. Закрыв глаза, Гарри пытался представить себе, что это руки Седрика; в мечтах они оба стояли в Большом Зале Хогвартса, а профессор Дамблдор со слезами счастья прославлял перед всем миром их возвышенную любовь... Неожиданно в палатку ворвался мистер Уизли; он был окровавлен, тельняшка на груди разорвана, патронташ наполовину пуст. – Контра выползла!! – безумно вращая глазами, заревел он. И точно: шум, раздававшийся в лагере, носил теперь совершенно иной характер – были ясно слышны крики, взрывы и топот бегущих ног. Гарри торопливо схватил шашку и выскочил на улицу. Прямо на них надвигалась толпа сатанистов, облаченных в черные балахоны и палящих по лагерю из огнеметов. В толпе хулиганов раздавались глумливые возгласы, взрывы хохота и пьяный ор – Бегите в лес! – закричал мистер Уизли детям, торопливо разворачивая тачанку. - Я им сейчас устрою kuzkiny mutt! Гарри, Рон и Гермиона побежали в лес. Достигнув деревьев, они обернулись. Мистер Уизли увлеченно палил по басмачам из пулемета; те дико ревели, выхватывая кривые сабли и крича: «Аллах акбар!..» Наконец, трое друзей зашли уже в самую чащу леса. Они были совсем одни, кругом стояла тишина. Внезапно прямо на них из-за дерева с диким воплем выскочил Людо Коробейник - с губ стекает кровь, вид – абсолютно безумный. – Только что загрыз министра магии Болгарии, - похвастался он. – А что это там в лагере? - Аль-Каида, - пояснил Гарри. - O shiiit!! – завопил Коробейник и, выхватив из-за пояса топор, ринулся в сторону поля. - Да уж, теперь им точно не поздоровится, - пробормотала Гермиона. Через минуту на поле для гольфа раздался страшный взрыв, и в клубах зеленого дыма там возник Коробейник, волочивший на длинной веревке вратаря болгарской сборной Иванову; все ее тело покрывали кровоподтеки и синяки. – Поймал! – гордо провозгласил Людо и принялся сосредоточенно рвать девушке мантию на груди. – Вы сейчас все увидете! У нее на левом соске вытатуирован Сами-Знаете-Кто в виде снитча с крылышками!.. - Вызовите санитаров, - хладнокровно приказал мистер Диггори, стоявший в окружении группы омоновцев. – У него обострение!.. Пара дюжих колдунов вежливо, но крепко скрутили Коробейнику руки и куда-то его повели... Когда они вернулись в Нору, сквозь влажный от росы воздух к ним понеслись крики: миссис Уизли, босая, в растрепанном белом одеянии, с посыпанной пеплом головой бежала к ним навстречу по цветущему лугу; лицо ее было залито слезами. Миссис Уизли вопила: - Ну и скольких ты опять прикончил, маньяк несчастный?! Все, лопнуло мое терпение, буду звонить участковому!.. Через час, когда ребята вошли в кухню, мистер Уизли, нагнувшись к очагу, разговаривал с... головой Амоса Диггори. Не обращая внимания ни на искры, ни на языки пламени, лижущие уши, голова вопила: - Я тебя, скотина, последний раз предупреждаю! Тебе за массовые убийства пожизненное в Азкабане светит... - Я сматываюсь из Англии, - завопил мистер Уизли и торопливо выбежал из кухни. - Ну как, хорошо я его припугнул? – подмигнула голова миссис Уизли. Но та лишь яростно взглянула на Диггори и вдруг ткнула в него горящим поленом. - Караул! - в ужасе завопила обожженная голова и со страшным грохотом испарилась *** Наконец, каникулы закончились, и друзья вновь нашли себя в Большом Зале Хогвартса. Как всегда, слово имел профессор Дамблдор: – С удовольствием объявляю вам, что в этом году в Хогвартсе... Вдруг раздался оглушительный взрыв и двери Зала с грохотом распахнулись. На пороге, опираясь на дымящийся гранатомет и безумно хохоча, стоял человек в чёрной мантии, с лицом, закрытым вязаной шапочкой. Рывком челюсти он сорвал шапочку, и все в ужасе закричали – все лицо вошедшего было иссечёно шрамами, большинство зубов выбито, левый глаз заплыл, зато правый светился голубым электрическим светом и беспрерывно крутился во всех направлениях. Дамблдор в ужасе отшатнулся, когда человек протянул ему руку, на пальцах которой были надеты украденные из местной столовой алюминиевые вилки... - Ну дела...– задумчиво протянул Джордж. – Это же Шизоглаз Хмури! – Сейчас он на пенсии, а раньше работал в Министерстве, - пояснил Фред в ответ на недоуменный взгляд Гарри. – Проповедовал... выслеживал атеистов... Половина камер Азкабана заполнена благодаря его усилиям – академик Сахаров, Людмила Алексеева, Нельсон Мандела... Так что к старости он стал настоящим параноиком, никому не доверяет, повсюду правозащитники мерещатся... – Позвольте вам представить нового преподавателя защиты от сил Зла, - в гробовой тишине произнёс Дамблдор, - полковника Хмури. Он прибыл, чтобы обеспечивать безопасность Тремудрого Турнира!.. На следующий день все ученики только и говорили, что о полковнике Хмури. - Уж он знает, - кивал Ли, подтягивая порванные сзади штаны. – Что знает? – Рон нетерпеливо облизнулся. – Знает, что делать, - с чувством ответил Джордж, проводя языком по искусанным в кровь губам. – Что делать?! – спросил Гарри. – Уж он все повидал... – протянул Фред. После такого представления трое друзей быстрее метел помчались по коридорам к кабинету защиты от сил Зла и увидели профессора Хмури, выводившего оттуда двух голых, растерзанных первоклашек. Глаз вкатился внутрь головы и следил за малышами, пока те не завернули за угол. Затем Хмури достал журнал, откинул седую гриву с перекошенного, изрезанного шрамами лица и начал вызывать учеников. - У меня есть целый год, чтобы хорошенько с вами позабавиться... – облизнулся он. - Начнем с проклятий! Вообще-то, по распоряжению Министерства, за эту демонстрацию полагается смертная казнь, но ведь никто из вас меня не выдаст, ДЕТОЧКИ!! – заревел он, выхватывая из кармана халата наган. - На мой взгляд – чем раньше вы их испытаете, тем меньше из вас столкнется с ними после, - путанно объяснил Шизоглаз. - Итак... кто из вас знает, применение каких заклятий наиболее наказуемо в колдовском мире? – Э-э, - неуверенно начал Рон, - папа часто говорит про заклятие Подвластия... – Совершенно верно, - одобрительно кивнул Хмури, - кто-кто, а твой отец обожает его применять... Полный контроль, - мечтательно закатив глаза к небу, бормотал Хмури, - Я могу заставить вас выброситься из окна, утопиться, проскользнуть любому из вас рукой в глотку... Ладно, кто еще может назвать мне что-нибудь запрещённое? – Пыточное заклятие, - тихо сказал Невилл. Хмури очень внимательно посмотрел на Невилла и облизнулся: – Да ты никак Лонгботтом?.. Ох уж мы повеселимся... Круцио!! Невилл перевернулся и стал ужасно извиваться, раскачиваясь из стороны в сторону. Он не издавал ни звука, но сомнений не оставалось – будь у него голос, он бы кричал. Хмури не отводил палочку, Невилл содрогался всё сильнее... – Перестаньте! – звонким голосом выкрикнула Гермиона. – Лежать, - бормотнул Хмури. - Прости, немного увлекся, - сказал он полуживому от истязаний Невиллу, из ушей и носа которого хлестала кровь. – Но мне нужно было показать вам, что такое Пыточное заклятие, оно ведь пользуется большой популярностью у сил Зла. Так... Ещё что-нибудь? – Авада Кедавра, - прошептала Гермиона. Хмури поднял палочку, и класс замер от ужасного предчувствия. Гермиона торопливо положила палец на чеку гранаты. – Авада Кедавра!! – проревел профессор, направляя палочку на летящую за окном сову. Ослепительно полыхнуло зелёным, раздался страшный грохот, и сова, матерясь, рухнула наземь. Кто-то из девочек сдавленно закричал. – Вот так, - удовлетворенно проговорил Хмури. – Очень чистая работа. И никакого контр-заклятия, блокировать нельзя. Это заклятие пережил только один человек на свете, - с сожалением добавил профессор, - и он сидит сейчас прямо перед мной. Хмури объявил, что из чувства справедливости наложит заклятье Подвластья на каждого по очереди. - Но, профессор... вы же говорили, что это незаконно, - неуверенно пролепетала Гермиона, но слова застряли у нее в горле, когда Хмури выразительно показал ей наган. – Только не подумайте, что я возражаю... Наоборот, восхищена до глубины души Вашей смелостью... - То-то, - хмыкнул Хмури и вдруг завопил: - Поттерррр!!! Гарри от страха чуть не свалился со стула. Несмотря на отчаянное сопротивление, изувер выволок его из-за парты и поставил на четвереньки. Он поднял палочку, направил её на Гарри и произнес: «Раздевайся!!» - Не буду! – завопил Гарри и со всей дури вломил Хмури по селезенке. - Это уже хоть на что-то похоже, - с невольным уважением ответил профессор, с трудом поднимаясь с колен. - Смотрите все... Поттер сопротивлялся, и победил! Вот что значит метод шоковой терапии! – пояснил он онемевшей от ужаса Гермионе, помахивая перед ней программой партии СПС. Они провели остаток урока, делая записи о каждом из непоправимых проклятий. Никто не произнёс ни слова, пока не прозвучал колокол (это значило, что профессор Люпин уволок к себе в пещеру очередную жертву, и какое-то время по Замку можно будет передвигаться относительно безопасно) – но когда ребята вышли из кабинета, их словно прорвало. Большинство с благоговейным ужасом обсуждало действия полковника: «Видели, как Невилл извивался?» или «А как сову свалил – раз и все!» После урока Невилл стоял посреди коридора и широко раскрытыми, невидящими глазами смотрел в противоположную стену. Внезапно по коридору зазвучало знакомое клацанье - к нему цокал профессор Хмури. - Ну-ка, сынок, - сказал он Невиллу, хватая его за задницу, - пойдём-ка ко мне... чайку попьём... – и насильник поволок ученика в спальню. Больше Невилла в тот день никто не видел... *** Наконец, настал день выбора чемпионов от Хогвартса. Дамблдор сунул руку в стоявший на возвышении стеклянный унитаз, достал оттуда рулон бумаги и прочитал: – Гарри Поттер. Наступив от неожиданности на подол собственной робы, Гарри упал и покатился по полу прямо под ноги директору, сбив по пути канделябр с горящими свечами. «Уррраа!» - восторженно кричали ученики, вовсю паля из дробовиков и винтовок... Воспользовавшись паникой, Гарри приземлился около Седрика и, изображая невменяемость от страха, запустил руку ему под мантию… Тем же вечером однокурсники решили отметить наконец-то появившуюся у Гарри привязанность. Как только провал в стене, именуемый недобросовестными переводчиками входом в гостиную, открылся, в уши Гарри ударил грохот, и его откинуло назад. Когда он пришел в себя, то увидел, что вся комната усыпана бездыханными телами, а Фред с Джорджем, озадаченно потирая затылки, спорят о том, как надо изменить состав «Волшебной Взрывчатки, Брось-и-пожалеешь!» – Надо было нам сказать, что ты подал заявку! – взревел Фред. – Уж ты покажешь Диггори! – с кровожадной улыбкой вопила странного вида девушка в кожаной комбинации, помахивая хлыстом и облизывая чупа-чупс - Котя Белл, Охотник сборной Гриффиндора. Весть о Седрике разнеслась не только по Хогвартсу, и вскоре представители ведущих мировых СМИ – BBC, агентства Рейтер, форума http://esergy.borda.ru – требовали от Гарри спец. интервью. Однако лишь один репортер имел власть, достаточную для проникновения в Хогвартс – легендарная брачная аферистка Рита Умритер. Об этой страшной женщине ходили самые неправдоподобные слухи: якобы, ее предыдущим мужем был Усама бен Ладен, не выдержавший систематических издевательств и бежавший в пустынные районы Афганистана. Недолго продержался и следующий, Саддам Хусейн. Поговаривали, что сейчас Рита снова в поиске, поэтому никто не рисковал с ней связываться. Дамблдор был категорически против такой визитерши, но полковник Хмури успокоил его, сказав, что на случай осложнений у него всегда найдется пара свидетелей, готовых обвинить Риту во взрывах домов или участии в деле ЮКОСа. Лишь после этого директор успокоился и разрешил чудищу приезжать, однако лишь при условии, что она будет жить в чулане для метел. – Проходи, дорогой – вот так – чудненько, - говорила Рита, волоча Гарри в чулан. - Ты не возражаешь? – спросила она, и Гарри с ужасом увидел, что во рту у нее осталось лишь три зуба. - Итак, Гарри... у тебя уже были отношения с девушками? – Я еще не пробовал, - осторожно ответил Гарри. – Я воспринимаю девушек не как объект для удовлетворения низменных инстинктов, а как нечто высокое, одухотворенное, общение с чем делает меня лучше... Рита расстегнула блузку и достала из нее левую грудь.. – А какие чувства ты испытываешь при мысли о сексе со зрелой, искушенной женщиной? – подмигивая и придвигаясь ближе, напирала она. – Готов к бою? Или нервничаешь? – Я про это ещё не думал.... наверное, нервничаю, - признался Гарри. При этих словах его внутренности неприятно сжались. – В прошлом бывали случаи, когда мои супруги умирали, – лёгко признала Рита. – Но Гарри, они были плохими людьми! Ты об этом думал? – Ну... говорят, что Усаме без вас гораздо спокойнее, - ответил Гарри. – Тебе ведь тоже не раз доводилось заглядывать смерти в лицо, не так ли? – продожала Рита, заглядывая ему в глаза. – Тебе же нравится экстрим, верно? А я могу дать тебе такие ощущения, которые не снились и папе... – Римскому? - изумился Гарри, но Рита лишь закусила губу. – Тебе не кажется, что психологическая травма прошлого, когда тебя насиловала в душе команда по квиддичу, мешает твоим отношениям с женским полом? – Меня же не девушки насиловали! - Гарри начал раздражаться. – К тому же, мне понравилось! Раньше, чем Рита успела произнести хоть слово, дверца чулана распахнулась. В проёме высилась фигура Дамблдора. Он посмотрел вниз и вдруг начал кричать: «Мадам дель Понте! Она здесь!» При этих словах Рита вдруг побледнела, ударилась оземь, превратилась в клопа и шустро поползла к выходу. С огромным удовольствием избавившись от Умритер, Гарри поспешил в класс и юркнув на место рядом с Седриком, тихонько погладил его под мантией... Вскоре существование Гарри сделалось почти что невыносимым – Рита Умритер опубликовала статью о том, как развлекалась с ним в чулане для метел, причем большая часть первой страницы газеты была отведена под его фотографию в обнаженном виде, взятую с какого-то фанатского сайта. «Гарри Поттер не похож на других, но все же он обычный мальчик, подверженный естественным переживаниям юности, - писала Рита. - 14-летний Гарри нашёл утешение в отношениях с другим чемпионом Хогвартса, Седриком Диггори. «Это ужасно, просто ужасно!» - рыдает Пэнси Паркинсон, симпатичная и весёлая девчушка-гетеро. – Вчера мы с подругой зашли в магазин к Гашишу, чтобы купить пару килограмм героина для опытов профессора Снегга, и увидели, как эти двое…» Разумеется, однополые отношения в Хогвартсе не запрещены, но все же Альбусу Дамблдору следовало бы прислушаться к этим сведениям. А тем временем, людям, желающим добра Гарри Поттеру, остаётся лишь надеяться, что в следующий раз он подарит своё сердце более достойной кандидатке, обладающей умом и даром печатного слова.» С момента появления статьи многие при виде Гарри тут же начинали её цитировать и отпускать язвительные замечания. – Эй, Гарри! – Да-да, совершенно верно, - Гарри стал орать, даже не успев развернуться, - я уже обрыдался и сейчас иду порыдать ещё... – Да нет... просто... ты уронил перо. Гарри остался стоять, чувствуя себя идиотом. – Гарри, ты опоздаешь, колокол на кладбище вот-вот прозвонит, и профессор Люпин скоро выйдет охотиться при луне...- продолжала Гермиона. – Я его сам на колбасу порежу, - успокоил ее Гарри, доставая из-за пояса большой мясницкий нож. – А сейчас оставь меня с Седом наедине! – намекнул он, заметив в конце коридора Диггори. – Седрик, - шепнул ему Гарри, - приходи вечером на сеновал! – Но мы не должны...- пробормотал Сед. Он не отрывал от Гарри взгляда, в котором сквозило вожделение. – Я этим летом собирался жениться... И вообще, я не гей... – Я тоже, - согласился Гарри. – Но никто же не узнает!.. - Чемпион должен привести своего партнёра на Рождественский бал...- говорила профессор МакГонагал. Гарри почувствовал, что неудержимо краснеет. – Профессор, а Седрик к вам уже приходил?.. - Вон из моего трейлера, Поттер!.. Когда об этом узнали, значки «Поддержим Седрика» и «Поддержим Гарри» тут же сменились на «Поддержим Седрика с Гарри!» и МакГонагал, обвиненная в расизме, экстремизме, пацифизме и сионизме, была вынуждена публично объявить о том, что ее не так поняли, а также появиться на страницах Playgirl в обнимку с певицей Марой. Наконец, наступил день Бала. Распахнулись парадные дубовые двери, и в Зал, чеканя шаг под Интернационал, вошли учащиеся Дурмштанга, ведомые уголовником в бараньем тулупе – серийным маньяком «Профессором» Каркаровым. Молодые люди были полностью обнажены, лишь на поясе были ремни с советским гербом, а в руках – деревянные посохи. Стояли у них так, что Зал неверяще ахнул, а сидевший в судейском кресле Перси Уизли сунул руку под мантию и тихо шепнул: «Мастурбатус!» В полночь перед вторым испытанием Седрик окликнул Гарри: – Прими сегодня со мной ванну, ладно? – Что? – Ну... я хочу взять тебя в горячей воде. Это поможет тебе... сосредоточиться на завтрашнем испытании. Поверь мне. На следующий день, рухнув в похожее на Тихий океан озеро с установленной в центре нефтяной вышки, Гарри и впрямь был сосредоточен - на том, чтобы не утонуть. Слава Седу, фирменные ласты «А.М.Фибия» работали, и вскоре Гарри оказался прямо на дне, где увидел Гермиону Грейнджер, прикованную наручниками к батарее. Внезапно Гарри почувствовал, как волосы на лобке становятся дыбом: прямо на него, разрезая воду, мчалось чудовище с акульей головой и человеческим телом – чемпион Дурмштанга Виктор Крам. Подплыв к Гермионе, Крам принялся отстегивать ее от батареи. Гарри не мог упустить подобный шанс: он стянул с Виктора плавки и с наслаждением взял у него. Член болгарина, невероятно толстый, тут же напрягся, и Гарри понадобилось всего пол-минуты, чтобы Крам кончил прямо в него. Издав вздох наслаждения, Виктор показал ему большой палец... Но цель Гарри была достигнута – назад конкурент плыл уже не так быстро, задумчиво любуясь красотами подводного пейзажа... В итоге, победа досталась Гарри. *** В марте погода стала суше, но дули пронизывающие ветра. Почту приносили с опозданием – сов сдувало с курса, да и профессор Хмури не дремал, постреливая в них из своей трофейной винтовки. Ходили слухи, что раненых добивал по ночам профессор Люпин, и Гарри охотно в это верил – с этим уголовником он, к сожалению, сам был знаком не понаслышке... Сова, которую Гарри накануне послал Седрику, вообще вернулась наполовину лысая. Письмо Седрика было практически таким же коротким, как и предыдущие: «Приходи вечером на сеновал за магазином Дервиша и Гашиша. Принеси, сколько сможешь.» – Не могу поверить, что он на это решился, - тревожно сказал Гарри. - Если нас поймают... – До сих пор ведь не поймали, - откликнулся Рон. – Накроетесь Плащом-Невидимкой, и все будет тип-топ! Гарри задумчиво свернул письмо. Если честно, ему самому очень хотелось Седрика! Вечером Гарри выскользнул из замка по направлению к Хогсмиду, но у опушки Запретного Леса его нагнал запыхавшийся Крам. – Не отойдёшь со мной? – облизываясь и лапая Гарри за задницу, вопросил он. – Ладно, - с любопытством согласился Гарри. Крум остановился и вдруг резко спустил штаны. Его толстый и твердый как кол член, казалось, готов взорваться. – Я хошу повторить, - начал он, - што было тогда в озере... Гарри согласно опустился на колени и припал к промежности болгарина. Тот застонал... И вдруг между деревьями что-то промелькнуло, и с высокого дуба на Крама прыгнул завернутый в шубу человек. Со стоном долго сдерживаемой страсти он принялся рвать на болгарине одежду, а Гарри в ужасе понесся обратно. Разыскав профессора Дамблдора, сидевшего в каком-то кабаке с Хагридом, он повлек их обратно в лес. На земле, распростёршись, без сознания лежал Крам. - Поставь распорку! – раздраженно приказал Дамблдор Гарри, когда Хагрид с трудом приподнял директору веко. В свете волшебной палочки тускло блеснули стёкла-полумесяцы, заменявшие Дамблдору зрачки. Директор закатал рукава и начал с хрустом бить болгарина по щекам. Когда тот минут через сорок очнулся, Дамблдор строго спросил: – В чём дело? – Меня изнасиловали! – ответил Крам, садясь и потирая зад. – Это был... В ту же секунду, завидев безуспешно притворявшегося вороной профессора Каркарова, сидевшего на ветке соседней сосны, Хагрид молниеносным движением выхватил рогатку и сбил уголовника камнем. - Подлый извращенец!! – ревел лесник, топча Каракарова сапогами. - Хагрид, нет! – кричал Дамблдор, сверкая полумесяцами, заменявшими ему глаза. Лесничий напоследок врезал Каркарову между ног так, что у того что-то хрустнуло, плюнул в него и вырвал левый глаз, после чего с сомнением протянул, обращаясь к Дамблдору: – Можно, я ему еще и селезенку вырву? Уж больно есть хочется... – Ты съешь его, но попозже, - успокоил Хагрида Дамблдор. - Это может подождать до утра, ты меня понимаешь?.. *** Наконец, настал день последнего испытания. - Итак... Гарри и Сед! По моему сигналу! – возгласил Дамблдор и залихватски свистнул. Гарри с Седриком тут же ринулись в лабиринт, на ходу срывая с себя одежду… Пробежав метов триста, они посмотрели друг на друга. – По-моему, здесь нас уже не услышат, - сказал Гарри и опустился на четвереньки. Внезапно сзади раздался голос Крама: – Он будет моим!! Гарри оглушило, а когда он пришел в себя, то увидел, что неподалеку Крам возится над бездыханным телом Седрика. - Лежать! – закричал Гарри. Заклятие попало Краму в задницу, и он как подкошенный упал лицом в траву. Гарри бросился к Седрику - Ты как? Цел? – Да, - через силу выдохнул Седрик. – Не могу поверить... Он набросился сзади, повалил меня и трахнул... Просто не верится... мне казалось, он-то уж точно гетеро... – Мне тоже, - ненатурально согласился Гарри. – Думаю, надо воспользоваться моментом и трахнуть его! – Согласен! – возбудился Седрик. – Возьми же его, - с трудом выговорил Гарри. – Давай, возьми его. Ты же рядом. Но Седрик не двигался. Он просто стоял и смотрел на Гарри. - Нет, ты возьми. – Так не положено, - Гарри рассердился. – Он же на тебя напал! Седрик мотал головой. – Нет, - сказал он. – Вместе, - сказал Гарри. – Что? – Возьмём его вместе. Всё равно это будет победа Хогвартса. – Так ему и надо, - процедил Седрик, приспуская болгарину штаны. Некоторое время в темноте было слышно лишь прерывистое дыхание Гарри с Седриком и приглушенные стоны болгарского чемпиона. Вдруг сверкнула мония, и из кустов со страшным треском вырвалась Рита Умритер. - Сняла! - вопила она. – Ууу, извращенцы!.. – Мочи старуху! – быстро сориентировался Гарри, и бросил в Риту репу... – Авада Кедавра! – завопил Седрик... – Что произошло, Гарри? – спросил Шизоглаз Хмури, сидя в своем кабинете в полковничьем мундире КГБ с Галактическим крестом на груди. – Нас с Седриком застукали... и мы ее... Риту Умритер... – Ты дрался на дуэли с Ритой Умритер? Что взяла у тебя Чёрная Рита? – Крайнюю плоть, - прошептал Гарри. ...

keats: ... Хмури длинно, с присвистом, выдохнул. – Молодец дочка, вся в меня!.. Гарри в ужасе вскочил, но Хмури толкнул его обратно. На лице Хмури вдруг зажглась безумная улыбка. Кривой рот раззявился в уродливой ухмылке. – Это было не так-то просто, Гарри, привезти ее сюда и не вызвать подозрений. Чтобы дать дочери возможность приехать, мне пришлось уйти из органов и устроиться на работу в Хогвартс. – Ты псих, - не удержался Гарри, - настоящий псих! – и метким ударом кулака по затылку свалил чекиста на пол. В тот же момент раздался взрыв, и дверь слетела с петель. На пороге, выставив парабеллум, стоял Дамблдор. Веки директора на этот раз были подняты, из глаз лился мертвенный зеленый свет. Нанеся несколько сокрушительных ударов ногой по филейным частям гэбэшника, Дамблдор открыл стоящий в углу комнаты сундук и сбросил туда труп. - Вот будет пир для Люпина! - бормотал он. – Профессор, - пробормотал Гарри, - а где Седрик? – У Спаржи, - ответил Дамблдор. – Курят какую-то травку, чтоб успокоиться… Вдруг дверь кабинета вновь распахнулась: к ним нёсся Фадж, за которым, размахивая бейсбольной битой, гналась профессор МакГонагал. – В чём дело? – Дамблдор сурово воззрился на Фаджа. – Почему вы не в лечебнице? – Этот идиот, - МакГонагал ткнула Фаджа ножом в печень, - увидел, как Люпин гуляет под луной, и посчитал, что это ставит под угрозу безопасность учеников. Как только это... чудовище...- показала она на Фаджа, - вошло во двор, оно бросилось на Люпина и сильно искусало его! - Подумаешь, невелика потеря! – выпалил Фадж. – На нём висело несколько смертей! – Коль скоро вы намерены закрыть глаза на происходящее, Корнелиус, - промолвил Дамблдор, - то я вынужден открыть свои. Поднимите мне, пожалуйста, веки, - обратился он к присутствующим, - и привяжите его к стулу! Фадж в ужасе вздрогнул, и с диким криком: «Спасайтесь, братья – последний день грядет!» - выпрыгнул из окна и вскочил верхом на гиппогрифа. – Нужно послать сообщение Артуру Уизли, - пробормотал Дамблдор. – Пусть зарежет предателя на колбасу!.. *** Обычно во время пира Большой зал украшало полотнище с гербом Хогвартса – большой буквой «нах», однако на этот раз обычаем было решено пренебречь. С потолка свисала большая, местами запятнанная чем-то белым простыня, на которой были нарисованы Гарри и Седрик. - Я прошу всех встать и поднять бокалы в честь Гарри и Седрика – наших учеников, не побоявшихся молвы и непонимания и в борьбе обретших свою любовь! – сглатывая слезы, объявил Дамблдор. - Им мешали и продажные журналисты, и КГБ, но они замочили всех и теперь хотят законодательно оформить свой союз в Нижнем Новгороде! Заскрипели скамьи – весь Большой зал встал, поднял бокалы и повторил единым низким раскатом: «Да здравствует ПАКС!» Почетные гости – Элтон Джон, Мартина Навратилова, Эннис дель Мар – вежливо апплодировали.

ANELEYA: Что могу сказать? Я еще не дочитала даже второй абзац, но уже два раза упала со стула первый коммент: Птычку жалко! Гарри привязал к лапке птицы это послание, обернутое вокруг килограммовой гири (чтоб не потеряла) и с криком: «Пошла, залетная!» огрел Буклю веником по спине

ANELEYA: Суперский стеб!!! Я так ржа...хм...смеялась *валяючись под столом*в очередной раз свалившись со стула, что возникла идея в плане гуманного обращения с семьей и соседями(однако 4 часа ночи люди пытаются спать!) ввести в шапку предупреждение рядом с рейтингом и пейрингом, что-то типа: "не читать после 01-00"

Orion: Ржач... :



полная версия страницы