Форум » » Careful who you're caught with, ГП/ДМ, перевод, humor, romance, PG-13 (ЗАКОНЧЕН) » Ответить

Careful who you're caught with, ГП/ДМ, перевод, humor, romance, PG-13 (ЗАКОНЧЕН)

Leonessa: Название: CAREFUL WHO YOU’RE CAUGHT WITH Автор: Maxine (http://maxine.under-my-umbrella.org/indexx.php?x=careful) Переводчик: Leonessa Бета: Lain1987 Рейтинг: PG-13 Пейринг: Гарри Поттер/Драко Малфой Жанр: humor, romance, slash Саммари: Рождественский подарок от близнецов Уизли, две вечеринки А.Д., несколько драк и, конечно, омела! Эти каникулы получились немного лучше, чем на пятом курсе, даже учитывая то, что человек, которого должен был поцеловать Гарри, оказался совсем не тем, кого он ожидал. Разрешение на перевод получено.

Ответов - 9

Leonessa: - Гарри, смотри! – воскликнул Рон, пихая под нос своему лучшему другу сверток за день до того, как начались их зимние каникулы. Зеленоглазый мальчик вздрогнул, попытавшись разглядеть то, что ему пытались показать. - Что это? – поинтересовался он. - Не знаю. Это подарок от Фреда и Джорджа. Нам обоим, - ответил Рон, поднося коробку к своему уху и принимаясь ее трясти. – Никаких звуков. - Надеюсь, это не хрупкая вещь, - прокомментировала Гермиона, забирая у рыжего сверток. Она положила его на стол, и они втроем уставились на него. - Почему мы его не открываем? – спросил Гарри. - Мы не можем! Рождество еще не наступило! – воскликнул Рон. Гермиона закатила глаза. - А как насчет того, чтобы прочитать открытку, что они прислали? - Какую открытку? - Ту, на которой большими красными буквами написано «ОТКРЫТЬ СРАЗУ», - сухо ответил она, показывая открытку мальчикам. - О, - застенчиво протянул Рон, а Гарри захихикал. Рон быстро развернул свиток, что бросила сова посреди стола, и стал просматривать его. - Это последнее из их праздничных изделий, - сообщил он, все еще читая. – Мы должны открыть это, как только получим… они пишут, что они ждут, что мы найдем этому хорошее применение, но должны быть осторожны относительно того, с кем мы окажемся под этим, - закончив, он опустил письмо обратно на стол. – Так и что же это за чертова штуковина? - Рон! – предупредила его Гермиона, но Уизли проигнорировал ее, уже открывая подарок. - И что это? – взволнованно поинтересовался Гарри, заглядывая через плечо затихшего Рона. - Это… это… какая-то листва, - он вытащил небольшую веточку с листьями, крайне знакомую Гарри, и в замешательстве уставился на нее. - Это омела, - уныло произнес Гарри, увидев, как Гермиона открывает рот, чтобы ответить. - Омела! – последовал удивленный возглас. Рыжий гриффиндорец торопливо опустил подарок обратно в коробку. – Почему они нам ЭТО послали? - Может, они послали это в качестве какого-то предпраздничного приветствия? – предположил Гарри. Он вытащил одну из веточек, отметив, что в коробке их было две. – Думаю, каждому по одной. Правда, они сказали, что это их изделие. Интересно, как оно работает. Не думая о возможных последствиях, он поднял веточку над своей головой, но Рон быстро схватил его за руку. - Не делай этого! – зашипел он, осторожно оглядываясь вокруг. – Ты понятия не имеешь, что они придумали! Это могло… могло… это… - Да? – веселясь, спросил Гарри. - Хорошо, может, под это надо кого-нибудь поместить для любви… транса… или еще чего-нибудь, - тихо закончил Рон. Гарри моргнул. – Ну, я не знаю! Прекрасно, подними ее над собой. Он скрестил руки на груди и с надеждой посмотрел на своего лучшего друга. Но теперь Гарри очень беспокоился насчет того, что может произойти. Он огляделся, и его взгляд остановился на ирландце, сидевшем рядом с ним. Он поднял над ним омелу. - Привет, Симус! – бодро произнес он, и мальчик посмотрел на него, перед тем как усмехнуться. - О, омела! – воскликнул он, поворачиваясь, чтобы улыбнуться Дину, сидевшему рядом с Симусом и которого Гарри не заметил. – Счастливого Рождества, Дин! – Симус снова усмехнулся и наклонился в сторону, чтобы поцеловать в щеку смуглого мальчика. - Оу! – закричал Дин, почти опрокинув свою овсянку. – Что это было? – спросил он, рассеянно потирая свою щеку. - Омела, - объяснил Симус, указывая вверх. Дин проследил за тем, куда показывал его палец, и, когда его взгляд остановился на Гарри, он приподнял бровь. Тот застенчиво захихикал. - Э, прости, просто эксперимент, - произнес он, шлепаясь на свое место и поворачиваясь к Рону. – Кажется, она не отличается от других. Рон закатил глаза. - Это же Симус, он бы даже Миллисент Будстроуд поцеловал, если бы ты поставил их вместе под омелой, - он вздохнул, снова уставившись на омелу. – Ладно, думаю, в конечном счете, мы узнаем. - Да, - согласилась Гермиона, - но не сейчас. У нас занятия. Рон кивнул и сказал «до свидания» двум своим друзьям, запихивая подарок Фреда и Джорджа в свою сумку, перед тем как покинуть Большой Зал. Гарри и Гермиона собрали свои вещи и отправились в подземелья на урок Зелий. Гарри, совершив какое-то невообразимое чудо, получил достаточно высокий бал С.О.В. на экзамене по Зельям и попал в продвинутый класс Снейпа. Студентов, сдавших свой экзамен также хорошо, было очень мало, поэтому независимо от того из какого Дома они были, все они занимались в своей обычной классной комнате. В отсутствии Рона Гарри старался быть парой Гермионе, но, увы, это были уроки Снейпа, а тот старался сделать жизнь гриффиндорцу гораздо более трудной, чем она была. Мастер Зелий не слишком был доволен, увидев Гарри в своем классе, поэтому на первом же занятии, когда он назначал партнеров, поставил Гарри в пару к его любимому сопернику. - Малфой, - это было некоторого рода приветствие. Он положил свои книги на стол рядом с блондином. Другой мальчик просто взглянул на него и слегка кивнул, еще больше нахмурившись, и с его лица исчезли все эмоции, перед тем как он осмотрел классную комнату. Гарри тяжело вздохнул и сел, подперев одной рукой голову. В этом году слизеринец был загадкой. Его отец не остался надолго в Азкабане, сбежав за неделю до дня рождения Гарри, который пытался у всех выяснить, готовили ли Пожиратели Смерти нападение или нет. Все были удивлены, когда Драко появился у Хогвартс-экспресса, ведь большинство из них считало, что он присоединился к своему отцу. Мальчик отказывался говорить об этом, настаивая на том, что он понятия не имел ни где его отец, ни о планах Темного Лорда. Однако его отношение к Гарри не изменилось. Было ли что-нибудь, что служило Малфою оправданием, что он вел себя еще хуже, чем в прошлом году, когда была Амбридж? Блондин был разъярен, узнав, что его отец находится в тюрьме, но теперь еще более разгневан, не зная, где он сейчас, и во всем этом обвинял именно Гарри. Правда, кое-что все-таки было по-другому; не было никаких насмешек по поводу магглокровок или упоминания родителей Гарри. И он даже не высмеивал семью Рона. Оскорбления относились к школьным занятиям Гарри, его неуклюжести, одежде… Небольшие замечания, но этого вполне хватало, чтобы гриффиндорец раздражался на это больше, чем на что-либо еще. Малфой дразнил его, оскорблял, говорил колкости, пока, наконец, Гарри не вспыхивал, и очень часто их ссоры заканчивались случайными драками в коридоре. И, как понимал Гарри, это было именно то, к чему стремился блондин. И что удивительно, драки особо не волновали Гарри. Он так часто стал появляться в Больничном Крыле до Хэллоуина, что профессора решили, что раз взыскания не помогают, то с того момента Гарри и Драко должны самостоятельно разбираться с последствиями. Так большую часть ноября Гарри провел с одним или двумя подбитыми глазами. А в настоящее время у него был сильно воспален живот, на котором под рубашкой можно было найти несколько фиолетовых пятен от ушибов. Это, конечно, не означало, что он не мог дать сдачи. Он знал, что сегодня блондин носит водолазку только потому, чтобы никто не увидел синяков, оставленных там пальцами гриффиндорца, которыми он сжимал шею Малфоя два дня назад. В каком-то смысле Гарри нашел хорошую сторону в их кулачных поединках. Это был выход всего его напряжения, гнева и чувства неудовлетворенности. Он все еще страдал от потери Сириуса, и, только дерясь с Малфоем, он мог выместить свое желание убить тетю слизеринца. Гарри подозревал, что была какая-то причина, по которой мальчик все же не был выгнан из школы. - ПОТТЕР! Гарри несколько раз моргнул и вздрогнул, его глаза сосредоточились на пальцах Малфоя, которыми тот махал перед его лицом. - Я пытался заполучить твое внимание в течение целых пяти минут, ты, тупой кретин! Иди, возьми ингредиенты! – потребовал блондин, указывая на комнату, где хранились компоненты зелий. Он наклонился назад, заставляя табурет балансировать на двух ножках, и Гарри, закатив глаза, впился в него взглядом. - Без проблем, - пробормотал он и, при помощи Гермионы получив все, в чем они нуждались, положил это на стол. - Хорошо, - произнес Малфой, все еще балансируя на своем табурете. Гарри подумал, что его взгляд, скорее всего, означает нечто вроде: «весь мир в моем кармане». - Теперь установи котел, и я скажу, что надо делать, так как с того момента, как ты взял ингредиенты, пошло время. Мои зелья не должны пострадать из-за твоей некомпетентности, Поттер. Гарри сделал глубокий вздох. - Знаешь, было бы гораздо лучше, если бы ты сам потрудился это сделать, - произнес он в таком тоне, как будто предлагал почитать хорошую книгу. - Кажется, совершенно недавно со мной произошла неприятность, стоящая мне очень много, - сказал блондин, небрежно взмахнув рукой. – Думаю, что к этому имеет отношение головокружение и одышка. Некий чурбан скрутил мне шею на днях. - Правда ли, что этот чурбан был намного более силен, чем ты? – спросил Гарри, душа в зародыше удивленную усмешку и начиная смешивать компоненты зелья. Он практически всем телом почувствовал, как ощетинился рядом с ним слизеринец. - Нет, просто он нанес мне дешевый удар, - прорычал Малфой. Гарри усмехнулся, затем быстро просунул ногу под табурет и подсек одну из ножек с тем расчетом, чтобы табурет вылетел из-под блондина. Драко налетел на стоявший сзади стол, и, широко распахнув глаза, приземлился на полу, лежа на спине. - Дешевый, как этот? – невинно поинтересовался Гарри, глядя сверху вниз на своего партнера. Глаза Драко сузились, он вздрогнул, пытаясь приподняться на локтях, и открыл рот, чтобы парировать, но рядом с ними появился Снейп в своей черной мантии прежде, чем он смог заговорить. - Мистер Поттер, что секунду назад произошло здесь? – мрачно поинтересовался он, глумясь над ним, перед тем как перевести пристальный взгляд на Драко. Блондин снова вздрогнул. - Малфой уменьшил свой табурет, сэр, - ответил Гарри, параллельно задаваясь вопросом, с чего это он побеспокоился и даже попытался состряпать какую-никакую историю. Глаза Снейпа еще больше сощурились, и он посмотрел на студента своего Дома. - Это правда, мистер Малфой? – спросил он, его голос не звучал особо счастливым. В какой-то момент даже Снейп устал от драк и ссор мальчиков и перестал быть снисходительным по отношению к Драко. - Проклятье, конечно, нет! Э, профессор, - торопливо добавил слизеринец. Последовала небольшая пауза, и затем Профессор Снейп заговорил очень медленно. - Встаньте с пола, мистер Малфой, - сказал он, - и вернитесь к работе! Драко быстро вскочил, отряхивая мантию и выглядя слегка робким оттого, что на него смотрел весь класс. - Да, Профессор, - спокойно произнес он, и, когда Снейп перевел свой взгляд на Гарри, тот быстро кивнул. Снейп сердито вздохнул и зашагал дальше, его мантия развивалась позади него. - Да, Профессор, - повторил Гарри писклявым голоском и захихикал. Малфой двинул локтем в сторону другого мальчика, но Гарри отвел его руку от себя. Нахмурившись, слизеринец схватил руку гриффиндорца и завел ее ему за спину. Гарри корчился, зажимая Драко другой рукой, и блондину пришлось выпустить его и толкнуть вместо этого. Теряя равновесие, Гарри схватил Малфоя за мантию, и мгновение спустя произошло то, о чем все уже знали: оба мальчика стали кататься по полу, нанося друг другу удары и даже какие-то странные пинки. А спустя еще несколько секунд их подняли за шкирку и фактически выставили в коридор. - Мистер Малфой, мистер Поттер, я не знаю, почему вы почти ежедневно ощущаете потребность в этих смешных поединках, но если вы не воздержитесь от этого в самом ближайшем будущем, уверяю вас, ничто, ни ваш статус, ни семья, ни пророчество, не остановят меня от того, чтобы найти способ усмирить вас, если даже не выгнать из школы! – кричал Снейп, заставляя мальчиков смиренно смотреть на него. – Я не буду беспокоиться насчет взыскания для вас обоих, потому что, судя по предыдущим опытам в этом году, это ничего не дает, - устало продолжал он. – Двадцать баллов с Гриффиндора и Слизерина, - он поднял руку, чтобы остановить возражения Малфоя. – И ни один из вас не получит зачет по сегодняшнему зелью. А теперь вон с моих глаз! С этими словами он, словно ураган, вернулся в классную комнату и хлопнул дверью перед их лицами. - Ты виноват во всем этом, - пробормотал Малфой, поворачиваясь, чтобы идти дальше по коридору. - Я виноват? – недоверчиво повторил Гарри, мгновенно оказываясь за спиной блондина. – С чего это я виноват? Разве не ты был тем чертовым шилом… - Я – шило?! – воскликнул Малфой, оборачиваясь так быстро, что Гарри практически врезался в него. – Поттер, ты отравлял мое существование с того момента, как я встретил тебя! Гарри толкнул его, закатив глаза. - Тебе не кажется, что в этом больше виноват твой отец, чем я? – прямо спросил он. - Не смей говорить о моем отце, Поттер! – взорвался блондин. Гарри остановился, чтобы взглянуть на него. - Забавно, что твой вопль не может заставить меня говорить о твоем отце, - тихо сказал он. – Я имею в виду то, что это никогда не останавливало тебя говорить о моем. Драко нахмурился и подошел к Гарри так близко, чтобы между ними было только несколько дюймов. - По крайней мере, Поттер, ты знаешь, что случилось с твоими родителями, - смертельно тихо произнес он и отвернулся, идя дальше по коридору. - Малфой, твоя мать… - Исчезла, - напряженно ответил Драко. Гарри слегка задохнулся. - О, - мягко произнес он. - Исчезла, - продолжал блондин, поворачиваясь так, чтобы искоса взглянуть на Гарри, - в конце июля. - Когда твой отец… - Да, Поттер, когда мой отец сбежал и тоже решил пропасть без вести, - сердито произнес Драко, подходя к Гарри и тыкая пальцем ему в грудь. – Так что, не говори со мной о моих родителях. И я и говорил о твоих, потому что ты, по крайней мере, знаешь, что случилось с твоими! Я понятия не имею, где мои и что они делают. Я практически уверен, что Темный Лорд не избавился от моего отца, но ему не нужна моя мать, и, возможно, единственная причина, по которой она с ними… это… мне тяжело даже думать об этом, - прошипел он, опуская глаза. Гарри молча уставился на него. - Малфой… Я… - Ну, словно ребенок. - Мерлин, ты бы позволил закончить чертову… что? – глаза Гарри расширились, его рот слегка приоткрылся. - Я пошутил. Что, не понимаешь шуток, Поттер? – произнес Драко, оборачиваясь и скрещивая руки на груди, и послал Гарри самодовольную улыбку. – Моя мать весь день слоняется по дому; сегодня утром я получил от нее письмо. Гарри в шоке продолжал смотреть на него, чувствуя, как внутри медленно нарастет гнев. Он ощутил, как его пальцы сжимаются в кулаки. - Нет, честно, как будто бы она стала пачкать свои руки, чтобы работать на Темного… Он не смог закончить предложение, потому что кулак Гарри врезался в его челюсть, и между ними вспыхнула очередная драка.

Leonessa: * * * Этим днем Гарри вернулся в гриффиндорскую гостиную довольно поздно. - Гарри! – услышал он голос Гермионы и повернулся к камину, перед которым сидели его лучшие друзья. – Гарри, где ты был весь день? Я не видела тебя с тех пор, как Профессор Снейп выставил вас с Зелий и… - она прервала себя, уставившись на взъерошенного мальчика перед собой. – Гарри, - принялась она ругать брюнета, - что ты делал? - Хм… - зеленоглазый мальчик робко почесал затылок. – Я летал, - наконец, ответил он, избегая взглядов своих друзей. - Упал с метлы, да? – саркастически прокомментировал Рон. Гарри рассеянно коснулся щеки и вздрогнул, ощутив боль. - О, ладно… я хотел сказать, что я только что летал. А это… это… итог драки с Малфоем… очередной. До этого. - О, Гарри, - вздохнула Гермиона, подзывая его, пока Рон хихикал. Гарри подошел и позволил подруге дотронуться пальцами до его подбородка и выполнить простое заклинание заживления. - Спасибо, - он усмехнулся. Перегнувшись через спинку дивана, он увидел подарок близнецов, лежавший между его друзьями. - Вы узнали, как это работает? Им потребовалась секунда, чтобы понять, о чем он говорит. - Ты об омеле? – спросил Рон. Он вручил коробку Гарри и покачал головой. – Нет, как мы поняли, это обыкновенная старая омела, - он нахмурился. – Правда, неутешительный вывод. - Вы снова проверяли это? – поинтересовался Поттер. - Хорошо… нет, но… - Я проверила, нет никакого любовного заклятия или любовного зелья, или еще чего-нибудь в этом роде, - добавила Гермиона. - Вы говорите так уверенно, - заметил Гарри. – Тогда Счастливого Рождества! – бодро сказал он и поднял омелу над головами лучших друзей. Рон сразу же покраснел, нервно поглядывая на брюнета, в то время как Гермиона закатила глаза и чопорно сжала губы. - Гарри, пожалуйста, будь сейчас серьезным, - произнесла она, убирая волосы с лица. - О, я серьезен, - зеленоглазый мальчик усмехнулся. – Уж поверь, Гермиона. - Гарри! – нервно воскликнул Рон. - Это смешно, - сердито сказала Гермиона. Она собрала свои книги и встала, чтобы покинуть гостиную, но внезапно вздрогнула и опустилась обратно, как будто наткнувшись на некую невидимую стену. - Ой! Что…? Решив поэкспериментировать, она подняла руку, и они втроем наблюдали за тем, как ее пальцы натыкаются на какую-то… преграду. - Г-Гарри… - начал говорить Рон, оглядываясь только для того, чтобы убедиться, что невидимая стена была со всех сторон. И прежде чем он смог остановить себя, Гарри стал хихикать. – Гарри, это не смешно! - Это чертовски весело! Рон, твои братья – гении! – воскликнул Гарри сквозь смех. Затем он внезапно вскрикнул и отдернул руку от омелы. Она осталась висеть в воздухе, когда он перестал держать ее. - Что произошло? – быстро спросила Гермиона. - Она обожгла меня! - Обожгла тебя? - Да… - Гарри снова дотронулся до омелы, но тут же отдернул руку и вновь начал смеяться. – О, это бесценно! Вы не сможете переместить это! - Нет… что… нет! Подожди, что ты хочешь сказать? – стал заикаться Рон. - Ты не понимаешь? - Хм… - Мы должны поцеловаться, - произнесла Гермиона, все еще осторожно ощупывая то, что окружало их. – Это…какой-то вид… силового поля. Держу пари, это не исчезнет, пока мы не поцелуемся. И, конечно же, очевидно, что невозможно передвинуть омелу, - ее голос не звучал несчастно. Рон нервно сглотнул. - Силовое поле? – тихо повторил он. - Маггловский термин, - объяснил Гарри. - Я знаю, что это означает! – воскликнул Рон, и Гарри поднял руки в защитном жесте. Он наблюдал, как его друзья переглянулись, и губы Гермионы изогнулись в застенчивой улыбке. Гарри пристально смотрел на них. - Хм, Гарри…? - Да? - Гарри, ты не будешь возражать… - многозначительно произнесла Гермиона, искоса глядя на мальчика. - О… ладно, - Гарри снова усмехнулся и сел на пол позади дивана спиной к ним. - Гарри! - Я не ухожу! Вы должны поторопиться, пока не обзавелись рожками или еще чем-нибудь, - весело заметил он. Со стороны дивана послышался шорох, а затем наступила тишина. Он осторожно обернулся и посмотрел в сторону лучших друзей. Рон, все еще ярко красный, мягко дотрагивался пальцами до подбородка Гермионы, нежно целуя ее, бывшую, похоже, на седьмом небе от счастья. Гарри позволил этому продлиться еще несколько мгновение, а затем заговорил: - Уууффф, самое время, не так ли? Парочка отпрянула друг от друга, и омела упала на диван. - В-в-в-время для чего? – заикаясь, нервно спросил Рон, стараясь не глядеть на Гермиону. Девочка быстро поправила волосы и свою одежду, потом встала и отошла от дивана. - Да, Гарри, это было только из-за омелы, - спокойно произнесла она. Она сделала небольшую паузу и добавила, прищурившись. – С чего бы еще Рональд стал целовать меня? И прежде чем они смогли ей хоть что-то сказать, она собрала свои книги и побежала вверх по ступенькам в спальню девочек. - Подожди, Гермиона! – закричал Рон, но единственный ответ, который он получил, был хлопок дверью. Он вздрогнул. - О, великолепно, Рон, - Гарри вздохнул, обошел диван и сел рядом с другом. Тот сел, скрестив руки на груди, и дулся. - Я даже ничего не сказал! – сказал он, мрачнея. Гарри пожал плечами. - Да, но я думаю, что она просто устала ждать. - Ждать что? - Ждать… о, если ты не можешь этого понять, тогда ты ее не заслуживаешь! Рон вздохнул, и они какое-то время сидели в полной тишине, уставившись на огонь и наблюдая за игрой пламени. - Расскажи мне об этой драке с Малфоем, - произнес Рон спустя несколько минут, и Гарри решил откликнуться, чтобы развеселить его. - О, на этот раз я его хорошо отделал! – воскликнул он, его глаза блестели, когда он повернулся к другу. – А было это так… * * * По каким-то причинам в этом году в Хогвартсе на каникулы осталось гораздо больше студентов, чем раньше. Гарри решил, что это произошло из-за того, что большинство родителей подумало о том, что в настоящее время школа была самым безопасным местом для их детей. Поэтому Рождественский ужин в Хогвартсе был довольно шумным по сравнению с предыдущими годами. Даже несколько слизеринцев остались в этот раз здесь на каникулы. Так что Гарри за ужином потратил большую часть времени, впиваясь взглядом в некоего блондина и удивляясь тому, что он был там, поскольку первые несколько дней каникул он его не видел. - Как ты думаешь, почему и он здесь? – в какой-то момент спросил он, вклиниваясь в беседу Гермионы и Джинни. - Кто, он? – удивилась его лучшая подруга, приподнимая бровь. - Малфой, конечно. - Малфой здесь? – влез Рон, прислушавшись к их разговору. Он бросил быстрый взгляд на слизеринский стол и увидел блондина, усмехнувшегося гриффиндорцам. - Удивительно, почему он не поехал домой? - Он оставался здесь на втором курсе, - напомнил ему Гарри. - О да! – воскликнул Рон. – Многосущное зелье. Вот это было приключение, да? Я до сих пор считаю, что Гермиона никогда не выглядела лучше, чем с хвостом. Он удивленно переглянулся с Гарри, когда Гермиона раздраженно скрестила руки. - Многосущное зелье? – повторила Джинни. – И когда это было? - Э… не важно… - ответил Гарри, вспомнив неудачный первый курс у девочки. Она закатила глаза, видимо, принимая его ответ, и отвернулась, чтобы поговорить с кем-нибудь еще. - И все же, как вы думаете, почему Малфой остался? Рон пожал плечами, а Гермиона приподняла брови. - Ну, а где же еще он должен быть? Дома? – спросила она в таком тоне, как будто ответ был очевиден. И была вознаграждена двумя озадаченными взглядами. – О, ради… Вы, что, ничего не читаете? Вы, что, ни на что не обращаете ни капли внимания? Я думала, что ты, Гарри, сейчас скрупулезно читаешь газеты. Я даже предполагала, что частично именно из-за этого вы так деретесь! Пристальные взгляды мальчиков были все еще озадаченными, правда, Гарри уже выглядел слегка застенчиво. - Э, только летом, Гермиона. Когда я вернулся в школу, я подумал, что любые важные новости распространяются довольно быстро. Девочка раздраженно выдохнула. - Ладно… это была очень короткая статья. И даже не на титульном листе. Я думаю, они пытались провести это как можно тише, то есть то, что Люциус – Пожиратель Смерти и его побег из Азкабана, но… - Гермиона, - прервал ее Рон, - давай ближе к делу, ладно? Гарри на минуту задумался, как они могут общаться друг с другом, как будто на прошлой неделе ничего между ними не произошло, и решил, что, наверное, вскоре разочаруется в них. А затем снова стал внимательно слушать лучшую подругу. - Мать Драко пропала, - произнесла она, понизив голос до шепота. – Он не может поехать домой, потому что авроры целиком окружили его поместье. Они искали ее в течение нескольких недель. Рон выглядел взволнованным, услышав подобные новости, а вот Гарри был совершенно в шоке. - Ни фига себе!!! – воскликнул его рыжеволосый друг. – И давно? - Начиная с лета, - ответил Гарри, все еще переваривая новости и разъяряясь из-за того, что Малфой посмел солгать ему. - Нет, это не так, - произнесла Гермиона, и Гарри бросил на нее пораженный взгляд. – Она исчезла после… после Хэллоуина. Но на Хэллоуин ничего не случилось. Я думаю, именно поэтому Ежедневный Пророк постарался сделать это как можно более незаметным, чтобы не будить подозрение и не вызвать беспокойства у людей. - После Хэллоуина? – повторил Гарри, продолжая смотреть на Гермиону. – Но это лишь около двух месяцев назад… - Они даже не сообщали об этом до середины ноября, - Гермиона кивнула в сторону слизеринского стола. – Держу пари, он волновался, почти полмесяца не получая никаких весточек от матери. - Откуда ты об этом знаешь? – спросил Гарри. Гермиона закатила глаза. - Гарри, ты это заметил, разве ты не помнишь? Когда он покачал головой, девочка вздохнула и воздела глаза к потолку. - О, я помню! – заговорил Рон, привлекая их внимание к себе. – Ты стал замечать, что сова Малфоя прекратила прилетать. На самом деле, почти с неделю, - рыжий нахмурился. – И я до сих пор не уверен, как ты узнавал, какая из сов была именно его. - Я… ну… Она появлялась практически ежедневно! – пролепетал Гарри. - Малфой нервничал в течение той недели, - продолжала Гермиона, игнорируя его. – А в течение следующей недели, после того как появились новости, он выглядел несчастным. И с того момента вы стали драться еще больше, чем обычно. - Ты же знаешь, он сам начинает эти поединки, - негодуя, произнес Гарри. - Правда, Гарри, ты тратишь слишком много своего времени, сосредотачиваясь на Малфое. Это уже выливается в твою плохую привычку. - Что… Нет! Скажи ей, что я не обращаю… слишком много внимания на Малфоя! – Гарри обратился к Рону, ища у него поддержки, но тот лишь беспомощно пожал плечами. - Вроде бы ты так и делаешь, дружище, - он поднял руки в защитном жесте, когда лицо Гарри напряглось. – Я ненавижу его так же, как и ты, правда! Но, честно, даже я не знаю, почему вы деретесь больше. - Мы… я… он… хм… - попробовал объяснить брюнет, постепенно затихая. – Это… трудно объяснить. - А ты попытайся, - предложила Гермиона, приподнимая бровь. Щеки Гарри начали медленно краснеть. - Хм… но именно он начинает это! – в отчаянии воскликнул он. – Он просто продолжает… ныть, и это совершенно невыносимо! Он похож на… похож на надоедливого раздражающего комара! - Да ладно, Поттер, не такой уж я и раздражающий, - прервал его голос, характерно растягивающий слова, и Гарри с Роном развернулись на своих местах, чтобы увидеть, как перед ними появляется Малфой, правда, без своих извечных телохранителей. – И я уверен, что я гораздо привлекательнее, чем комар. - А кто что говорил о твоей внешности? – пробормотал Рон, поворачиваясь обратно и встречаясь взглядом с Гермионой. – Мы бы тогда вспомнили о крысе или хорьке. Малфой открыл рот, чтобы парировать, но резко закрыл его, когда Гарри схватил его за мантию и усадил рядом с собой. - Что… Поттер! – раздраженно закричал Малфой. - Ты солгал мне! – сердито воскликнул Гарри, и слизеринец, по меньшей мере, имел совесть мигнуть в замешательстве. - Я? – спросил он после небольшой паузы. Гермиона и Рон с интересом наблюдали за ними. - Ты сказал мне, что твоя мать не пропала! Гермиона слегка задохнулась, в то время как Драко снова моргнул. - О, - скучающе протянул он. – Вот ты о чем, - он спиной оперся о стол, вытянул ноги, скрестив их, и стал выглядеть так, будто он регулярно гостил у гриффиндорцев за столом в Большом Зале. – На самом деле, я слегка удивлен, что ты об этом не знал. Нет, правда, я думал, что если не от мисс Всезнайки ты это услышишь, то Дамблдор уж точно тебе скажет. - Не называй ее так, Мал…! О, подожди… - закричал Рон, и Гермиона быстро скомкала салфетку и бросила в него. - Послушай, ты, честно, не знаешь, где может быть твоя мать? – спросил Гарри, заставляя Малфоя отвлечься от нелепых выходок своих друзей. - Вообще-то, это не твое дело, Поттер, но нет, не знаю. - Ну, а если… если она не появится к лету? Ты ведь не сможешь остаться в Хогвартсе на летние каникулы, так ведь? Малфой медленно выдохнул, сужая глаза. - Я в июне стану совершеннолетним, думаю, я смогу выжить без мамы и дражайшего папы, - фальшиво произнес он, морща нос. - Гарри, когда это вы с Малфоем успели это обсудить? – полюбопытствовала Гермиона. Гарри слегка покраснел и принялся отгонять от себя мысль о том, что он что-то обсуждал со своим соперником, но в этот момент вмешался слизеринец. - Это было после того, как нас после нашей последней драки выставили с Зелий, - ответил он, и Гарри впился в него взглядом. Ухмыльнувшись, он продолжал. – Вспомни, мы не дрались почти неделю. Я знаю, ты скучаешь по синякам, ну так что – следующий раунд будет в ближайшее время? Рон фыркнул, а Гермиона слегка закашлялась, в то время как Гарри недоверчиво смотрел на мальчика. - Я так не думаю, Малфой, - медленно ответил он. Драко пожал плечами, но в этот момент раздался пронзительный голос, обращенный к нему. - Драко! – закричала Панси, стоя в дверях и собираясь покинуть Большой Зал, и в шоке уставилась на друга. В конце-то концов, он сидел с гриффиндорцами. - Ах, ну, не то, чтобы мне не нравилось болтать с вами, но я должен идти, - произнес Малфой, вставая и поправляя мантию. - Правильно, Малфой, все-таки тебя звала твоя девушка, - Гарри ухмыльнулся, и блондин в ответ приподнял бровь. - Девушка? О ком ты говоришь? – Малфой возвратил ухмылку и стал отходить от них. – Спасибки, Поттер! Это как раз приведет нас к нашей следующей драке. Гарри наблюдал, как он пересек Большой Зал и взял Панси за руку, а затем обернулся к своим лучшим друзьям. - Они не вместе? - Как будто это кого-то волнует, - произнес Рон, пожимая плечами и, наконец, принимаясь, за десерт. Гермиона покачала головой. - Никогда и не были, - ответила она. Увидев удивленный взгляд Гарри, она решила продолжить. – Они просто вместе пошли на Рождественский бал. Как друзья. - О. - Ладно, в таком случае двигайтесь оба, - сказала она, отодвигая свою тарелку и вставая. – Мы должны подготовиться к вечеринке.

Leonessa: * * * Учитывая количество студентов, оставшихся на каникулах в Хогвартсе, Армия Дамблдора решила устроить этим вечером вечеринку в Выручай-комнате. Добби помог украсить ее, и комната стала выглядеть очень нарядной. Гарри был только рад, что в этот раз не было никаких художественных излишеств, посвященных ему лично. Было достаточно весело, и праздник продолжался до позднего вечера уже после того, как закончился яичный коктейль и печенье. Гарри постоянно блуждал между группами, чтобы успеть поговорить со всеми присутствующими. В какой-то момент он заметил Рона, Симуса и Захариаса Смита, хихикающих и указывающих на что-то, что он никак не мог увидеть. В конце концов, где-то около одиннадцати часов люди стали покидать комнату, и в ней остались только гриффиндорцы. Еще какое-то время они сидели у камина и болтали, но затем Джинни внезапно что-то вспомнила и убежала. Дин последовал за ней. А вскоре ушли и Симус с Невиллом, Лавандой и Парвати, оставив сидеть в уютной тишине Гарри, Рона и Гермиону. - Как вы думаете, если мы захотим, чтобы комната сама очистилась, все это исчезнет? – в итоге спросила Гермиона, зажатая в самый угол дивана. Рон сидел рядом с ней, но не слишком близко, и не знал, куда деть руки. Гарри захихикал. - Хорошая мысль, - произнес он, сидя на полу и прислоняясь спиной к одному из кресел. – Но, думаю, домовые эльфы уберут здесь. Гермиона что-то неразборчиво пробормотала, соглашаясь с ним и выглядя слегка виноватой оттого, что прибавляет эльфам работы. Рон, сев на руки, рассеянно кивнул. Он немного покраснел, но тут Гарри почувствовал, как и его щеки стали горячими, и подумал, что, должно быть, это из-за близости к камину. Конечно… Зеленоглазый мальчик оглянулся на своих друзей и затем ухмыльнулся. Он встал, потянулся, подняв руки над головой, и направился к двери. - Я совершенно разбит, думаю, мне пора, - тихо произнес он. – Счастливого Рождества, вам обоим! - Подожди… Гарри! - Остановись, нет, не уходи! Гарри раздраженно вздохнул, поворачиваясь в открытом дверном проеме и прислоняясь к одной его стороне. - Да? – спросил он, скрещивая руки на груди и с надеждой приподнимая брови. Оба его лучших друга выглядели застенчиво, открывая и закрывая свои рты подобно рыбам, ища подходящий ответ. - О, как необычно. Гарри нахмурился, услышав растягивающий гласные голос, уже во второй раз за день прерывающий их разговор, и, слегка повернувшись, увидел Малфоя, прислонившегося к дверной коробке напротив него. Он услышал приглушенное восклицание изнутри комнаты, но проигнорировал его. - Снова ты? – насмешливо спросил Гарри. – Что на этот раз ты хочешь? - Мне было скучно, - Малфой пожал плечами, - и я прогуливался по замку, когда внезапно услышал громкие голоса, доносившиеся отсюда. Я видел, как уходили твои соседи по спальне, и вспомнил, это именно то место, где мы поймали вас в прошлом году. Поэтому я решил подойти и удостовериться, что вы не додумались… до чего-нибудь. Блондин ухмыльнулся, стоя скрестив руки, и посмотрел внутрь комнаты, прежде чем его ухмылка перестала быть такой ослепительной. - Но вместо этого я увидел, что у вас была вечеринка, на которую я не был приглашен. - А почему нам надо было пригласить тебя? – поинтересовался Гарри, приподнимая брови. Малфой нахмурился, его лоб прорезала глубокая морщина. - Здесь были только гриффиндорцы или другие Дома тоже принимали участие? – резко спросил он. - И они были. - … Понятно. Что-то в его тоне заставило Гарри почувствовать себя неуютно и… немного виноватым? Слизеринец продолжал осматривать комнату. - Кажется, вы повеселились на славу, - прокомментировал он, в его голосе прозвучали горькие нотки. Внезапно Гарри захотелось объяснить все или защититься, или сделать еще что-нибудь. - Э… послушай… это был только А.Д., - стал заикаться он, нервничая по какой-то совершенно неизвестной ему причине. Малфой не ответил сразу, вместо этого уставившись на друзей Гарри, быстро перешептывающихся друг с другом. На самом деле, они молчали с того момента, как появился блондин… - С твоими друзьями что-то не так, Поттер? Думаю, ты хотел оставить их на какое-то время наедине. Мне жаль, что я их прервал, - произнес Малфой, совершенно не жалея о своем вторжении. Гарри, наконец, взглянул на своих друзей и удивился перепуганными выражениями их лиц. - Рон, Гермиона, что… Он прекратил говорить, заметив, что их пристальные взгляды были направлены… направлены выше… них… Гарри сглотнул и одновременно с Малфоем посмотрел туда. Прямо над ними невинно висела одинокая веточка омелы. - О, пожалуйста! – закричал слизеринец, дотягиваясь до нее. – Если ты ждешь, что я… - Нет, Малфой, не делай этого! – Гарри попробовал предупредить его, но мальчик уже схватил веточку пальцами. И спустя мгновение отдернул руку, визжа и тряся ее, а затем впился взглядом в гриффиндорцев. - Проклятье, что это было?! – закричал он, все еще тряся своей обожженной рукой. Гарри ругнулся, запустив пальцы в свои волосы, а потом обернулся, чтобы встретиться взглядом с Роном. - Р-Рон! Это… это…? Рон медленно кивнул, пока Гермиона беспомощно наблюдала за ними. - Твою мать! - Симус и я заметили, что все стараются выходить по одному. Думаю, большинство людей сразу это поняли, - тихо пояснил рыжий. - Дерьмо! – воскликнул Гарри. – Дерьмо, дерьмо, проклятье, идиот, кретин, ТВОЮ МАТЬ! Гермиона захихикала, и Гарри бросил на нее яростный взгляд. - Никто не хочет объяснить мне, что, черт возьми, происходит? – сердито поинтересовался Малфой. Гарри проигнорировал его, вытягивая руку в сторону, чтобы убедиться, что преграда достаточно далеко от них. И чем больше он толкал ее, тем, казалось, ближе невидимая стена пододвигалась к ним, пока его руки не были почти полностью согнуты в локтях. Он сразу же прекратил ее трогать, сильно побледнев при этом. Он слышал, как от смеси шока и ужаса затруднилось дыхание у слизеринца, и взглянул на Малфоя, с любопытством дотрагивающегося до преграды, чтобы ощутить то, что чувствовал Гарри. - Что… что это?! - Мои братья… - начал беспомощно объяснять Рон, но затих, как будто этих слов было вполне достаточно, чтобы все понять. И, правда, было достаточно. - О, черт! – простонал Малфой. - Они послали Рону и Гарри предпраздничный Рождественский подарок, - стала дальше объяснять Гермиона. – Одно из их последних изобретений. Это… Ты должен поцеловать человека, с которым ты попался под этим. Хм, насколько мы знаем, иного выхода нет… - Ты тоже мог бы сделать это, Гарри, - произнес Рон, изо всех сил старающийся, чтобы в его голосе не чувствовались нотки отвращения. – Зная Фреда и Джорджа, другого выхода из этого положения нет. - НЕТ! – вместе закричали Гарри и Драко. Малфой старался быть как можно дальше от противоположной стороны дверного проема, но, тем не менее, оказался так близко к зеленоглазому гриффиндорцу, что почти касался его ногами. Он изумленно посмотрел за свое плечо, чтобы пораженно увидеть, что теперь он ни к чему не прислонялся. Или, что, скорее всего, прислонялся к нечто невидимому. - Остановись! Малфой, прекрати двигаться! – закричал Гарри, и блондин слегка расслабился. - Что происходит? – в отчаянии поинтересовался он. - Не знаю! Чем больше ты двигаешься, тем меньше… у нас остается пространства! Поэтому просто… не двигайся! Слизеринец медленно выдохнул. - У меня сейчас начнется клаустрофобия… - пробормотал он, оглядываясь вокруг, как будто ища выход. - Что… Малфой, ты даже не можешь сказать, что мы в ловушке! - Я могу это чувствовать! – воскликнул блондин, и Гарри закатил глаза. В течение несколько минут они спокойно стояли, скрестив руки и пытаясь выяснить, что можно сделать. А затем они ощутили, как что-то пихает их друг к другу, и они сразу же потеряли равновесие, приземлившись на полу лицом к лицу и запутавшись в своих руках. - Что это было? – быстро спросил Малфой, начинающий паниковать. Гарри выпрямился и сверху вниз взглянул на слизеринца, только чтобы обнаружить, что теперь они стали еще ближе. Они оба прислонялись к невидимой стене, их ноги касались друг друга – одна нога Гарри между ног Драко и наоборот. - Хм, думаю, это своего рода… лимит времени, - произнесла Гермиона, похоже, с трудом сдерживая смех. - Это не смешно, Гермиона! - Ладно, прости, - с ее лица немедленно исчезло какое-либо выражение, но, тем не менее, в ее глазах танцевали веселые чертики. Гарри подумал, что она и Рон выглядели так, будто смотрели кино. - Знаете, вы вообще-то могли бы и помочь, - раздраженно сказал он. - Не думаю, что мы можем хоть что-нибудь сделать, дружище, - ответил Рон. - Так подумайте о чем-нибудь! – потребовал Малфой. Они все снова успокоились, хотя не знали, как преодолеть это. Но, тем не менее, удача благоволила им в виде шагов и голосов, приближающихся к ним по коридору. - Гарри, Рон! Парни, вы все еще здесь? - воскликнула Джинни и появилась из-за угла в сопровождении… - О, спасибо тебе, Боже, - вздохнул Гарри. … Фреда и Джорджа. - Гарри, я забыла вам всем сказать! Эти два мерзавца прислали сегодня сову и сообщили, что собираются сегодня посетить школу, поскольку мы не поехали домой на Рождество. Я нашла их в гостиной, где они показывали первому и второму курсами свои изделия и… Малфой! – Джинни остановилась за пределами комнаты, наконец, увидев блондина, а ее близнецы застыли позади нее. – Что ты здесь делаешь? - А ты лучше спроси у своих кретинов-братцев, почему я здесь, - сердито ответил слизеринец, скрещивая руки и нахмурившись. - Гарри, дружище! – воскликнул Фред, хлопая по спине брюнета, а затем обнимая его за плечо. – Как дела? - Ужасно, - ответил зеленоглазый мальчик, прежде чем отреагировать на руку Фреда. – Подожди, ты можешь до меня дотронуться? - А разве мне должно что-то мешать? - Оу, Фред, взгляни-ка, - прервал его Джордж, широко усмехаясь и указывая вверх. Джинни задохнулась, и Фред разразился таким смехом, как и сначала Малфой. - О, это бесподобно! – воскликнул он, сгибаясь в талии от душившего его смеха. - Фред, Джордж, это не смешно! – закричал Рон, и близнецы, наконец, заметили его. - Ронникинс! – поприветствовал его Фред, проходя мимо Гарри в комнату. - Серьезно, Фред, останови это! – зарычал Рон, отодвигая от себя лезшего обниматься брата. Гермиона усмехнулась. - Привет, Фред, Джордж, - радостно произнесла она. – Может, вы сможете нам помочь. - Не подеритесь, - ответил Джордж, тоже проходя мимо пойманных в ловушку мальчиков. Гарри и Драко смущенно переглянулись, прежде чем их снова пихнули друг к другу. - Охх, - нервно произнес Гарри, пытаясь восстановить дыхание и удивляясь, как можно остановить все это. С каждым вздохом их тела касались друг друга, и Гарри был почти уверен, что слышал отчаянно бьющееся сердце блондина. И словно загипнотизированный наблюдал, как начинают розоветь щеки Драко. Голос Фреда вывел его из раздумий. - Думаю, есть еще какое-то время, - произнес он, - прежде чем это остановится. Кстати, вас так близко будет пихать друг к другу, что не будет никакого пространства, чтобы сделать вас еще ближе, - он был вознагражден испуганными взглядами. – О, извне люди могут проходить через барьер. Только пойманные в ловушку не могут преодолеть это. Джин, иди сюда! Рыжеволосая девочка пожала плечами и, проскользнув мимо Гарри, устроилась рядом с Роном на диване. - Вы… вы только можете объяснять это? – в отчаянии спросил Гарри. – Почему вы не можете нам помочь? - Потому что есть только один выход, и я уверен, что ты знаешь, какой именно, - ответил Джордж. - Ладно, тогда объясните, как действует омела, - произнесла Гермиона, выглядевшая очень заинтересованной. - Очень просто. Ты же знаешь, мы вас предупреждали, - заметил Фред. - Да, ты попадаешь в ловушку с человеком независимо от того, кто он, - добавил Джордж. - И мы вынуждены сообщить, что единственный способ, э, преодолеть барьер состоит в том, что пойманным надо поцеловаться. - И чем дольше вы это оттягиваете, тем меньше становится пространство между вами. - И если вы станете сопротивляться барьеру, от этого пространство тоже уменьшится. - Вы не можете переместить омелу, чтобы попробовать передвинуть барьер. Близнецы переглянулись, а затем, усмехнувшись, продолжили: - О, и есть еще одно условие. - Чем дольше вы ждете… - начал говорить Фред. - Тем дольше вы должны целоваться, - закончил Джордж, и в комнате воцарилась потрясенная тишина. - Мы… но… н-но Рон и Гермиона…! - Нет, Гарри, вспомни, - быстро произнесла лучшая ученица школы. – Рон и я целовались… ну, не слишком долго. - Но Симус… - Сразу же поцеловал Дина, - заметил Рон. – Вообще не поднимал никакой суеты, ведь так? - Отлично, я попался в ловушку с мальчиком-который-живет-в-одной-спальне-с-геями, - пробормотал Малфой, испытывая огромные неудобства, чтобы не касаться невидимой границы, дабы не заставить ее подвинуться еще ближе. - О, отвали, Малфой, - простонал Гарри. - Уж поверь мне, Поттер, я бы с радостью, но если ты не заметил, - он жестом указал на пространство вокруг них, - я не могу! - Чтож, хоть это и весело, - заметил Джордж, вставая и потягиваясь, - но мне что-то не хочется наблюдать, как Гарри целует Малфоя, поэтому я думаю, мы должны оставить их вдвоем. - Правда, - Фред усмехнулся, тоже меняя свое положение. – Кроме того, они будут целовать так долго, что вам покажется, что они – молодожены. Гарри застонал, откидывая голову на барьер. Малфой побледнел еще больше, если это вообще было возможно. - Прости, дружище, - произнес Рон вслед за своими братьями, - но я на самом деле не хочу за этим наблюдать. Джинни и Гермиона кивнули и, послав Гарри сочувствующие улыбки, проскользнули мимо него в коридор. - Нет, подождите, вы… вы не можете оставить меня с ним! – закричал Гарри. Драко был похож на человека, испытывающего сильную боль. Рон пожал плечами. - Хм… и, Гарри, не трудись будить меня, чтобы рассказать, как тут все прошло, - заметил он, слегка ухмыльнувшись. – Почему-то мне кажется, что это не будет столь захватывающе, как в прошлом году. С этими словами все Уизли и Гермиона стали удаляться от комнаты, провожаемые пораженным взглядом зеленоглазого гриффиндорца. Затем последовало несколько минут неловкой тишины, прежде чем Малфой тяжело вздохнул. - Послушай, Поттер… Внезапный заключительный толчок невидимой преграды не дал ему возможности продолжить свою мысль. Оба мальчика резко выдохнули, когда их тела столкнулись друг с другом, и Гарри пришлось упереться руками о стену позади Малфоя в то время как руки блондина неловко опустились на бедра гриффиндорца. Пораженные таким положением дел, они уставились друг на друга, и их глаза еще больше расширились. Гарри почувствовал, как у него затрудняется дыхание, и стал уверять себя, что это из-за того, что на него давит грудь Малфоя, правда, не будучи уверенным, что это абсолютная правда. Внезапно в пределах их маленького огороженного пространства стало невыносимо жарко, и его руки самовольно упали на плечи слизеринца. Он никогда не был ни к кому так близко, и только ощущение чужого тела так близко к своему собственному заставляло его реагировать и чувствовать головокружение, жар и смущение. Он судорожно втянул в себя воздух, его глаза все еще были пойманы пристальным взволнованным взглядом Малфоя, и он безуспешно попробовал отодвинуть свои бедра, чтобы избежать контакта с мальчиком. Драко быстро тяжело выдохнул, и его руки напряглись на талии Гарри, когда он почувствовал, что тот пытается отойти. Не будучи точно уверенным, что он пытается сделать и чего хочет достичь этим, он притянул Гарри к себе, и оба мальчика задохнулись, когда их бедра соприкоснулись. Малфой застонал, прикрыв глаза, и Гарри позволил своей голове упасть на плечо слизеринца. - Малфой, - задыхаясь, произнес он. Мальчик ответил ему, толкнув на его половину невидимой стены, и его руки полностью обняли Гарри за талию. Голова гриффиндорца снова откинулась назад, а глаза тоже полузакрылись. Медленно, почти нервно, он обнял блондина за шею, и его бедра устремились к чужим. Малфой заворчал. - Поттер, - хрипло произнес он. – Так мы закончим это? Гарри быстро кивнул, не давая себе возможности передумать, и наклонился вперед, чтобы мягко встретить губы Драко. Этот поцелуй совершенно отличался от того, что он в прошлом году на этом же месте разделил с Чоу. С одной стороны, это не было так влажно, так как Малфой не плакал, и Гарри был очень благодарен ему за это. Ощущение от близости блондина тоже отличались от прошлогодних - хрупкое податливое тело Чжоу явно не походило на сильное малфоевское. Губы Малфоя были удивительно мягкими, и Гарри заинтересовался, такими ли были его собственные. А затем все мысли покинули его голову, когда Драко стал нежно поглаживать бока Гарри, и гриффиндорец задохнулся. Драко мгновенно воспользовался этим, проведя языком по нижней губе брюнета, а затем проскользнул в его рот и переплел своей язык с его. Это уже было плохо знакомо зеленоглазому мальчику. Его глаза резко распахнулись, а он даже и не осознавал, что они были закрыты, и он застонал, практически тая в объятиях слизеринца. Их поцелуй углубился, рты полностью соприкасались, и руки Драко теперь ласкали челюсть Гарри. Гарри прервал это действо, но лишь потому, что нуждался в воздухе, и они уперлись друг в друга лбами, глубоко дыша. И ни один из них не заметил омелу, мягко падающую на пол. - Дыши через нос, - тихо проинструктировал его Драко и почувствовал в ответ кивок. Зеленоглазый мальчик снял свои очки, затем снова обнял Драко за шею и возобновил их поцелую. Во второй раз это было более возбуждающе, их рты нетерпеливо встретились, а языки кружились вокруг друг друга. Драко сумел просунуть руки под рубашку Гарри и теперь ласкал горячую кожу. В ответ Гарри обхватил его ноги своей ногой, пытаясь притянуть к себе мальчика настолько, насколько это вообще было возможно. Однако проблема состояла в том, что барьер вокруг них исчез, когда упала омела. Поэтому когда Гарри попробовал наклониться назад, уже ничто не могло его поддержать. Широко распахнув глаза, они разорвали поцелуй и упали на пол внутрь Выручай-комнаты. От шока они сделали небольшую паузу, пытаясь отдышаться, рубашка Гарри теперь наполовину обнажала его грудь, прежде чем они снова припали друг к другу ртами. Гарри выгнулся в сторону нависшего над ним блондина, когда до него, наконец, дошло, что теперь они были свободны и не должны больше целоваться. Еще несколько секунд понадобилось ему телу, чтобы осознать эту мысль, и оттолкнуть от себя Драко. - Что за…?! О… точно, - пробормотал слизеринец. Он тяжело выдохнул и уставился в потолок, скрестив при этом руки на груди. Гарри, вздохнув, последовал его примеру; он рассеянно и от этого криво надел на себя свои очки, а затем подложил руки под голову. В таком положении они провели несколько удивительно уютных тихих минут. В конце концов, Гарри поднялся, краснея от мысли, что ему надо привести в порядок свою рубашку. Он попытался разгладить спутанные волосы, но довольно быстро махнул на это рукой, игнорируя то, что Драко пронзительным взглядом наблюдает за каждым его действием. - Итак, - произнес Гарри, взволнованно оглядываясь вокруг. – Э… Тогда Счастливого Рождества, Мал… Драко? Э, Малфой. Счастливого Рождества, Малфой. Он быстро вышел из комнаты, приостановившись лишь тогда, когда услышал ответ Драко. - И тебе того же, Поттер, - произнес блондин. Гарри обернулся и, на мгновение встретившись с ним взглядом, слегка усмехнулся, а затем исчез в коридоре.

Leonessa: * * * Следующие несколько дней тянулись медленно и вяло и были потрачены на выполнение домашних заданий и игру в снежки на квиддитчном поле. Рон, верный своему слову, вел себя так, как будто не было никакого инцидента с Малфоем. Однако Гермиона, похоже, была настроена на то, чтобы вытянуть из Гарри каждую деталь, и в этом ей помогала Джинни. И, несмотря на заверения Рона, Гарри был уверен, что и он бы хотел послушать. Не то, чтобы Гарри рассказал им всю правду того, что произошло. На самом деле, он в значительной мерее вообще полностью придумал историю о том, как все это практически вылилось в очередную драку между двумя мальчиками. Он добавил, что то, что ему якобы едва не откусили язык в то время, как сам был уверен, что из-за их порывистого поцелуя треснула нижняя губа Малфоя. Было довольно сложно говорить это, не глядя друзьям в глаза и постоянно краснея. И возможно, это и было причиной тому, что Гермиона очень сомневалась в правдивости выданной им истории. С того вечера Гарри ни разу не говорил с Малфоем. Они виделись за едой, но игнорировали друг друга. Даже сталкиваясь в коридорах, они не встречались взглядами. И Гарри стал задаваться вопросом, будут ли они снова когда-нибудь драться. И в то же время еще одна мысль не давала ему покоя: будет ли он способен сдерживать себя, если они, правда, начнут драться, поскольку он не был уверен, что сможет просто держать в руках такое стройное тело, катаясь с ним по полу, и… Он быстро покраснел, игнорируя вопросительный взгляд Рона. Это был Канун Нового Года, и они снова наслаждались праздничным банкетом в Большом Зале. Из-за отсутствия других предложений А.Д. устроили этим же вечером очередную вечеринку в Выручай-комнате. Гарри проверил каждый дюйм, чтобы удостовериться в том, что не было никакой омелы. А после этого, он начал спокойно общаться с однокурсниками. Было около 23:30, когда Гарри заскучал. Он отошел к одному из диванов, попивая сливочное пиво и ощущая себя странно мрачным. Оглядывая комнату, он заметил несколько небольших компаний. Главным образом, они были однофакультетными: равенкловцы говорили с равенкловцами, хаффлпаффцы – с хаффлпаффцами, а гриффиндорцы с… О. Именно так все и было. Гарри снова оглядел комнату, и, как только он был уверен, что никто не обращает на него внимания, проскользнул в дверь в более прохладный коридор. Ему казалось, что он нуждался кое в чем… нет… он кое-что хотел сделать, но сначала требовалось обзавестись нужной для этого вещью. Пройдя дальше по коридору, он быстро очутился в Гриффиндорской башне, взял карту Мародеров и снова оказался в коридоре. Он надеялся, что нужный ему человек находится где-то, где он сможет его найти, поэтому он облегченно выдохнул, когда увидел, что точка под названием Драко Малфой блуждала по Астрономической башне. К тому времени, когда Гарри поднялся вверх по многочисленным лестницам, ежеминутно проверяя местоположение Малфоя, практически наступила полночь. Задыхаясь от стремительного бега по ступенькам, он прислонился к стене за пределами той комнаты, где находился слизеринец, и попытался отдышаться. Медленно распрямив плечи, он открыл дверь и оглядел комнату. - Малфой? – тихо позвал он, вглядываясь внутрь полутемной комнаты. Несколько зажженных свечей висели в воздухе, бросая мягкий свет вокруг себя. Гарри увидел слизеринца, сидящим на подоконнике одного из раскрытых окон, его щеки уже успели покраснеть от холодного ветра. Блондин обернулся, очень удивившись, что кто-то еще, кроме него, находится здесь. - Поттер? – почти осторожно спросил он. – Что ты здесь делаешь? Гарри пока еще не придумал достойный ответ на этот вопрос, поэтому вместо этого он мялся в дверном проеме, запихивая Карту Мародеров в один из своих карманов. - Я… ну, мне стало скучно, - ответил гриффиндорец. - Тебе и скучно? – Малфой приподнял брови, недоверчиво взглянув на него. – Я и не думал, что тебе может быть скучно, поскольку ты обычно окружен своими многочисленными друзьями. Только не говори мне, что твой драгоценный А.Д. не устроил сегодня вечеринку, - саркастически продолжал он. Гарри вспыхнул. - На самом деле, именно оттуда я и… - он мгновенно прервал себя, как только увидел, как темнеет лицо Малфоя. Видимо, он даже и не знал, что сегодня была вечеринка. – Мм… то есть… ну, она была… но я ушел, потому что мне стало скучно. И… и я пришел, пытаясь вместо этого найти тебя. - Хочешь сказать, что ты не случайно нашел меня? – мрачно спросил блондин. - Нет! – настаивал Гарри. – Я… просто я хотел… узнать, не хотел бы ты пойти. На вечеринку. Я… Ты можешь позвать Панси… или еще кого-нибудь, хм, Забини? Блейз? Его ведь так зовут? – он беспомощно затих, наблюдая, как на лице Малфоя появляется удивленная ухмылка. - Блейз на каникулы уехал домой, а Панси не ступит в комнату, заполненную гриффиндорцами и хаффлпаффцами, даже если ты ей заплатишь, - произнес он, все еще удивленный от такого предложения. – Ты ведь не ждешь, что я поверю, что ты хочешь, чтобы я присоединился к твоим друзьям на этой вечеринке, так ведь? - Ну… - Знаешь, ты можешь войти в комнату, она мне не принадлежит, - тихо сказал блондин, поворачиваясь, чтобы снова смотреть на заснеженную землю. Начиная с ужина, с небес упало очень много снега, так что под лунным светом теперь сверкало нетронутое белоснежное покрывало. Гарри осторожно подошел к слизеринцу и прислонился к окну рядом с ним. Так в течение нескольких минут они тихо смотрели в ночь. Гарри наслаждался тем, что мог на этот раз расслабиться, но все же чувствовал себя довольно странно оттого, что из всех людей в эти мгновения его соседом оказался Малфой. - Я не могу тебя понять в этом году, Малфой, - в конце концов, произнес он, искоса глядя на блондина. Тот приподнял бровь. - А ты раньше понимал меня? - Да. Ну, нет, возможно, и нет, но я знал, что можно от тебя ожидать. Я знал, как ты будешь вести себя со мной, я знал, как я буду вести себя с тобой… и это была неменяющаяся вещь в моей жизни, нечто, на что я мог положиться, нечто, о чем я знал, что никогда не изменится, хотя, возможно, я и не думал так в то время, - Гарри сделал паузу, а затем стремительно продолжил. – Ты был раньше Волдеморта, раньше Рона и Гермионы, раньше Сириуса, Дамблдора и Ремуса. Ты был вторым человеком, которого я встретил из Магического мира, и, если бы ты мне мучительно не напоминал моего кузена Дадли, может быть, что-то изменилось… но факт остается фактом. И все же, так или иначе, ты просочился в мою жизнь и стал ее важной частью. Ты – такой кретин, не пойми меня неправильно, - тихо произнес он, наконец, поворачиваясь к мальчику и понимая, что тот все это время смотрел на него. - Но, тем не менее, я знал, что ты всегда будешь рядом, что я для тебя буду твоим глупым придурком. Сириус… Сириус умер, Ремуса я вижу очень редко, а Дамблдору уже не доверяю. Хагрид все еще молчит с тех пор, как гип… ну, Хагрид просто все еще молчит, - Гарри вздохнул. - Успокойся, Поттер, правда, но… - Замолчи, я еще не закончил, - прервал его Гарри. Он глубоко вздохнул, а потом продолжил. – И затем в этом году… я не знаю, что произошло. Может, это из-за того, что твоего отца не было рядом с тобой все лето, но ты изменился. Рон и Гермиона слегка отошли на второй план из-за Сириуса, не говоря уже о том, что они все больше времени проводят вместе, хотя до сих пор не могут признаться, что любят друг друга, и, когда они, наконец, это сделают, я, правда, стану третьим лишним… я не ожидал, что ты переменишь свои поступки по отношению ко мне, и это меня очень сильно огорчило. И драки… ладно, я на самом деле наслаждался драками, но и они стали другими! – гриффиндорец в отчаянии смотрел на внимающую ему аудиторию. – Ты не ненавидишь меня больше! Ты на предыдущих курсах называл Гермиону магглокровкой, а теперь ты только дразнишь меня, и я не понимаю, что происходит! В течение минуты Драко спокойно смотрел на него, а затем отвернулся к окну. - Я не знаю, что ты хочешь, чтобы я сказал, - четко выговаривая каждое слово, тихо произнес он. - Просто скажи мне почему! – потребовал Гарри. Драко вздохнул, с силой, вплоть до побеления суставов, вцепившись пальцами в оконную раму. - Мне нечего тебе сказать! Я все еще ненавижу тебя и не знаю, с чего ты… - Нет, не ненавидишь! - Послушай, Поттер, если я говорю, что ненавижу тебя, значит, ненавижу! – прорычал Малфой, снова сталкиваясь взглядом с мальчиком. - Нет, - упрямо покачал головой Гарри. – Я знаю, что ты не ненавидишь. - ПРЕВОСХОДНО! – Драко вспыхнул и задышал гораздо тяжелее. – Отлично! Что ты хочешь услышать? Ты хочешь, чтобы я сказал, что, правда, никогда не ненавидел тебя? Что я просто… был сердит все это время? Я ненавидел то, что ты мне предпочел Уизли! Я ненавидел то, что твоим другом стала такая магглокровка, как Грейнджер, и что вы попадали в свои небольшие приключения, в то время как для меня у тебя никогда не было времени! Я никогда не был достаточно хорошо для тебя! Независимо от того, чтобы я ни делал, твой взгляд никогда не будет выражать ничего, кроме… этого ненавидящего взгляда, как будто я был насекомым, на которого ты хотел поскорее наступить, чтобы я наконец-то не стоял на твоем пути. Во всем – в квиддитче, друзьях, уроках, даже в семье – ты всегда должен был быть более известен, ты был лучше, чем я, - здесь Малфой сделал паузу, все еще тяжело дыша, в то время как Гарри широко раскрытыми глазами наблюдал за ним. – Я ненавидел ту часть тебя, та часть никогда бы не стала узнавать, был ли ты для меня больше, чем ты сам предполагал. Я ненавидел это независимо оттого, что я делал, ты всегда будешь считать меня ниже себя, - и, глядя в сторону, он мягко добавил. – Я никогда не ненавидел тебя. Гарри молчал. Он потратил несколько минут, чтобы собрать разбежавшиеся мысли, пытаясь сформировать логичный ответ. - Малфой… ты… И что же я должен был подумать?! – наконец, закричал он, ловя взгляд второго мальчика. – Ты, безусловно, никогда и не пытался показать мне, что… я более важен для тебя! На первом курсе ты сдал нас Макгоннагал, на втором курсе вся эта история с наследником Слизерина, на третьем – ты пытался уволить Хагрида, на четвертом – ты придумывал все эти смешные байки обо мне, и я должен был купаться во все том дерьме, что ты устроил в прошлом году? И это даже не половина всего того, что ты мне сделал! Драко нахмурился, скрестив руки. - И после всего ты ждешь, что я поверю, что ты считаешь меня важной частью? – прямо спросил он. - Да! – сердито ответил Гарри. – Потому что я знал, что ты всегда будешь таким! Я знал, что ты не станешь внезапно объявлять о своей любви ко мне или о чем-то еще! Ты был такой постоянной частью моей жизни, что я рассчитывал на то, что ничего не изменится… даже несмотря на то, что ты был раздражающе постоянен. Драко ухмыльнулся. - Я был таким маленьким плохо воспитанным ребенком, не так ли? - Да, - ответил Гарри, слегка улыбаясь. – Да, и тоже самое было в этом году, и даже прямо сейчас, - он жестом показал на них обоих. – И я не знаю, что это было. - Ну… я был зол на тебя, что ты засадил моего отца в тюрьму, - начал объяснять Драко. – Когда он сбежал… я не знаю, чего я ждал. Думаю, частично я считал, что он вернется домой, и все будет так, как было раньше, - на этом месте он грустно рассмеялся. – Вот так вот. А теперь он в бегах уже почти пять месяцев, и моя мать тоже исчезла, и в какое-то время я понял, что… что я не могу так жить, - он посмотрел на Гарри, сощурившись. – Ты знаешь, я не глуп. Я – второй на нашем курсе, после Грейнджер… - На самом деле, по словам Гермионы, на одной ступени с тобой стоит и Терри Бут. Драко бросил на него яростный взгляд, и гриффиндорец моргнул, усмехнувшись. - Прости, продолжай. Драко вздохнул. - Ладно, один или нет, но я все же второй. Я силен. Темный Лорд – лицемерный психопат… Ты знал, что он – полукровка? – после кивка головой гриффиндорца он продолжал. – У меня есть планы, как устроить свою жизнь после школы. Я хочу иметь работу, свое место в этой жизни, волше… семью… У меня ничего этого не будет, если я буду Пожирателем Смерти. Я бы жил в каком-нибудь притоне, пытаясь убедиться, что никто никогда меня не найдет. Кто хочет проводить свою жизнь в бегах? И… что касается магглокровок… я все еще считаю, что они – опасность для нашего вида, я не думаю, что их надо допускать в наш мир, но я не собираюсь идти и всех их убивать. Факт остается фактом, волшебный мир становится все меньше и меньше, и люди, подобные Грейнджер, хоть мне и тяжело это признавать, нужны для нашего вида, чтобы выжить. - Когда ты это понял? – полюбопытствовал Гарри. - На втором курсе, когда мой отец отругал меня за то, что я позволил ей сделать гораздо больше, чем можно, и я понял, что она, на самом деле, была довольно хороша в том, что она делала. Не то, чтобы я абсолютно не стал больше ненавидеть ее за это, заметь. - Так давно? - Да. Воцарилась тишина, прерывающаяся поздравлениями, доносящимися от замка. Далеко в небе периодически вспыхивали искры, которые, как предположил Гарри, были фейерверком. - Кажется, наступает Новый Год, - прокомментировал Гарри, слегка рассмеявшись. Драко что-то пробормотал в знак своего согласия с ним. - Есть какие-то идеи насчет того, что принесет тебе этот год? – спросил он. - Ничего конкретного, - ответил Гарри. – Хотя мне кажется, что кое-что изменится с этой минуты. Я не знаю, смогу ли я и в дальнейшем драться с тобой. - Попридержи коней, Поттер, я никогда не говорил, что я перешел на другую сторону или что вошел в Орден Феникса или что-то еще из всей этой ерунды. И, конечно, мы никоим образом не собираемся становиться друзьями. - Да ладно, Малфой, - захихикал Гарри. Но спустя мгновение он вдруг понял, что только что сказал слизеринец. – Постой-ка, откуда ты знаешь про Орден?! – потрясенно поинтересовался он. Драко моргнул, его щеки тут же порозовели. - О… ну, я уже… хм… уже обсуждал это с Дамблдором, - взглянув на Гарри, он добавил. – На самом деле, недавно, - Гарри продолжал смотреть на него. – А задумываться об этом я стал в октябре. Конечно, я сначала сказал профессору Снейпу. На этот раз рот Гарри широко раскрылся от шока. - И никто не подумал, чтобы сообщить мне об этом??? – закричал он. Драко пожал плечами. - Думаю, нет, - невинно ответил он. Гарри раздраженно вздохнул. - Малфой, мы можем начать сначала? – поинтересовался он, и блондин в замешательстве взглянул на него. - О чем ты? Гриффиндорец протянул свою руку, глядя при этом в глаза Драко. - Привет, я – Гарри Поттер, - просто произнес он. Слизеринец мигнул, осторожно оглядел его, а затем посмотрел вниз на его руку. В его голове вспыхнули знакомые образы: старые воспоминания о встрече с маленьким испуганным мальчиком в магазине одежды Мадам Малкин, боль чистой воды, которую он ощутил, когда его рука не была принята, годы ревности и гнева и жажда чего-то, чего он сам все еще до конца не понял. А теперь так было соблазнительно ответить тем же, чтобы Поттер знал, каково ему было все это чувствовать. Но… Он медленно протянул руку и дружески и сильно сжал ладонь другого мальчика. - Драко Малфой, - медленно произнес он, слегка улыбнувшись. – Рад познакомиться с тобой. Гарри усмехнулся, то поднимая, то опуская его руку. - Думаю, мы с тобой очень хорошо поладим… Драко. Блондин рассмеялся, и Гарри был практически уверен, что это был первый раз, когда он слышал такой теплый и веселый звук, от которого по спине пробежала приятная дрожь. - О Боже, это звучит так таинственно… - усмехнувшись, произнес Драко. Это заставило его лицо ожить, и Гарри мог лишь в шоке уставиться на него. - … Гарри. - Мне нравится, когда ты меня так называешь, - все еще в шоке произнес гриффиндорец. Усмешка Драко смягчилась. - Мне нравится называть тебя так, - ответил он и, прежде чем Гарри смог ответить на это, взял в ладони его лицо и потянул его к себе. Их губы встретились сначала мягко, а затем Гарри втянул Драко в более глубокий поцелуй, обняв стройного мальчика за талию, пока их языки заново изучали друг друга. Вокруг них люди смеялись и праздновали Новый Год, но Гарри и Драко игнорировали их веселье, слишком занятые более близким знакомством друг с другом. Конец.

Брошкина: Так странно...Ни одного коммента нет. Leonessa Есть парочка ляпов, но в целом перевод суперсий! И фики ты находишь хорошие :) Спасибо :)

Leonessa: А пожалуйста!

Гест: Действительно странно, что коментов нет... А фик классный))))

Рона: Гест пишет: А фик классный)))) Очень!

Пушинка Великая: Спасибо большое за проделанную работу^^ Очень понравилось))))



полная версия страницы